Идеологическая основа и политические программы Савинкова в годы Гражданской войны
Страница 4

Историческая летопись » Дело Б. Савинкова » Идеологическая основа и политические программы Савинкова в годы Гражданской войны

Как мы пытались показать, выбор Савинковым союзников во многом обуславливался объективными обстоятельствами, в которых он оказался в период Гражданской войны. Однако Савинков не был бы Савинковым если бы не пытался подвести под реально существующие вещи обширную теоретическую базу. Поэтому неслучайно, что в решениях возглавляемого им НСЗиСР мы можем найти, например, такое положение: «Только связь между Францией и Польшей и демократически возрождающейся Россией может обеспечить в Европе постоянный мир» [152].

Продолжая тему внешнеполитических концепций Савинкова, скажем несколько слов о его отношении Рижскому миру и его месту в русско-польских отношениях. Прежде всего, отметим факт, что Савинков всячески пытался сорвать рижские переговоры о мире. По показаниям полковника Орлова, рейд савинковцев, которым руководил сам Орлов на село Рубежевичи, был вызван именно стремлением Савинкова принять все меры «для разрыва рижских переговоров» [153].

После заключения самого договора позиция Савинкова была весьма независимой по отношению к Польше. Как пишет П.Н. Ольшанский, «считая, что польское правительство так или иначе вынуждено будет подписать Рижский мир, Савинков при этом намекал на возможность пересмотра Рижского мирного договора после свершения им в России контрреволюционного переворота» [154]. В письме князю Сапеге от 16 октября 1920 года Савинков пишет: «Если Польша и заключила мирный договор, то только с большевиками, ни в коем случае, конечно, этот договор не может определить отношения между Польшей и возрожденной Россией» [155]. Таким образом, Савинков, несмотря на свою финансовую и в определенной степени политическую зависимость от Польши, часто преследовал интересы России (в той степени как он сам себе их представлял).

Последним сюжетом, который мы хотели затронуть в данной главе, является вопрос об отношении Савинкова к фашизму. Большое влияние на него оказала встреча с Муссолини, состоявшаяся в марте 1922 года в Лугано (Швейцария). К сожалению, мы не располагаем источниками по данной теме, однако в нашем распоряжении есть обстоятельное повествование о ней в статье В. Виноградова и В. Сафонова. Основное предложение Савинкова заключалось в том, что необходимо «противопоставить коммунистическому Интернационалу Интернационал националистов» [156]. Муссолини же ответил заявлением о том, что к большевикам фашисты относятся равнодушно и даже благодарны им за борьбу против Англии и Франции. Хотя беседа Савинкова и лидера итальянских фашистов прошла в «душевной и товарищеской атмосфере», материальной помощи Муссолини не оказал, правда много пообещав, но только в следующий раз. Авторы статьи пишут, что «после встречи с Муссолини отношение к фашизму у Савинкова стало очень теплым» [157].

Учитывая вышесказанное, попытаемся проанализировать отношение Савинкова к фашизму на основе имеющихся в нашем распоряжении источников. Главным из них является письмо Савинкова, адресованное выдуманному сотрудниками ОГПУ ЦК НСЗРиС. В нем он пишет о том, что в фашизме «нет элементов реакции, если не понимать под реакцией борьбу с коммунизмом и утверждение порядка» [158]. Более того «фашизм не отрицает народного представительства, но требует от народных избранников не прекраснодушных речей, а действий и волевого напряжения. Парламент (у нас – Советы) не должен мешать правительству в его созидательной работе бесконечными прениями и присущей многолюдному собранию нерешительностью» [159]. Попытаемся выделить принципиальные пункты в видении Савинковым фашизма, которые привлекают его:

· Националистическая направленность.

Савинков не приемлет понятие интернационализма, не приемлет мировой революции и всего с ней связанного. Более того, в своем стремлении опереться на крестьянство он, как нам представляется, в определенной степени стремится использовать национальный фактор. Не случайно восстанавливая существовавший в 1918 году «Союз защиты родины и свободы» он добавляет к нему слово «национальный». В некоторых из своих статей он особо рьяно стремится выразить чаяния именно русского крестьянства. Он пишет: «Имена красных вам чужды и ненавистны (Ленин, Троцкий, Подвойский). Имена белых вам тоже чужды и ненавистны (Климович, Кривошеин, Глинка)» [160]. Вместе с тем важно отметить, что подобная апелляция к русской нации соседствует с признанием «непоколебимого принципа самоопределения инородцев бывшей русской империи» [161].

Страницы: 1 2 3 4 5

Развитие внутренней торговли и предпосылки всероссийского рынка
В продуктах сельского хозяйства были заинтересованы все города России, особенно центральной ее части. Размах торговли хлебом, начинающаяся специализация различных районов позволяют выделить предпосылки складывания всероссийского рынка, окончательное оформление которого относят к XVII веку. Происходило углубление общественного разделени ...

Экономическая политика правительства в 1993 – 2001 гг.
Назначенный в декабре 1992 г. на пост премьер-министра В.С. Черномырдин - крупный советский хозяйственник, с большим опытом работы в газовой промышленности - выражал интересы так называемого директорского корпуса. Он считал необходимым продолжать реформы, но при этом усилить социальную защиту населения и государственное регулирование. И ...

Ход восстания
Возвращаясь с богомолья из Троицко-Сергиевской лавры, молодой царь Алексей Михайлович был облеплен челобитчиками, просившими царя сместить с должности начальника Земской управы Л. С. Плещеева, мотивируя это желание несправедливостью Леонтия Степановича (он брал взятки, творил несправедливый суд), но со стороны государя не произошло ника ...