Восстание Степана Разина (1670-1671 гг. )
Страница 2

Историческая летопись » Крестьянские войны » Восстание Степана Разина (1670-1671 гг. )

В настоящее время получил распространение взгляд на крупнейшие народные выступления в России XVII-XVIII вв., в том числе и на Разинское восстание, как на восстания окраин против центральной власти. Его сторонники, М.М.Сокольский и Г.Г.Нольте, указывают на наличие серьезных противоречий между центром и окраинами. При этом, по мнению Г.Г.Нольте, стремление их населения - обеспечить большее самоопределение регионов, было важным требованием нового времени, поскольку это могло способствовать ускоренному их развитию. По мнению Соловьева, такие противоречия и в самом деле являются одной из важнейших причин Разинского восстания. Так, он отмечает, что у донских казаков имелись "свои причины для недовольства, свои счеты с правительством». Их не устраивало, что постепенно «Дон попадал во все большую зависимость от Российского государства». Опасность потери вольницы «оборачивалась яростным сопротивлением» казаков, которое вылилось, в конечном счете, в Разинское восстание. Особые причины видит историк и для выступления населения такой своеобразной окраины, как Астрахань, с ее развитой торговлей. Астраханцы надеялись с помощью Разина избавиться от налогов и вымогательств, наладить собственную торговлю и поживиться за счет чужого добра.

Вместе с тем, Соловьев не разделяет мнения, согласно которому Разинское движение - лишь восстание «простонародья внутренних российских окраин». Если считать окраинами страны те территории, которые располагались к югу и к востоку от засечной черты, а внутренние уезды - к северу и к западу от нее, то осенью 1670г. восстание распространилось во внутренние уезды вплоть до Унжи и Ветлуги, Макарьева Желтоводского монастыря и Арзамаса. Соловьев подсчитал, что «зона крестьянской войны» включала 110 городов, а стремления и чаяния ее участников, как в центральной части страны, так и за ее пределами были во многом сходны. Есть основания говорить о выступлении окраин в период Разинского восстания, но едва ли верно было бы сводить восстание только к этому (впрочем, так же, как и только к крестьянской войне). Более близким к истине является взгляд на Разинское восстание и подобные ему народные движения как на «сложное и пестрое явление», которое невозможно ограничивать «сугубо классовыми рамками».

Однако народные движения не только сложные, но и глубоко противоречивые исторические явления. Противоречия Разинского восстания Соловьев подчеркивал неоднократно. Особый интерес представляет то, как он осветил противоречия между чаяниями народа, поддерживавшего Разина, и реальными результатами временной победы разинцев в отдельных регионах страны и в первую очередь в Астрахани, где повстанцы держались дольше всего. Вместо воеводской власти астраханский посад оказался под властью разинских атаманов, а поборы и произвол воевод и приказных людей сменились установлением принудительного равенства, внедрением «военизированного управления» и диктатом «городской голи».

Если продолжить начатый историком сопоставительный ряд, то несомненный интерес должно представить сравнение того, к чему стремились сами инициаторы и застрельщики восстания, донские казаки, и того, что они реально получили от Разина. Движение, поднятое в защиту традиций донской вольной жизни и казачьей демократии, обернулось попранием вольности. Это проявилось и в организации разинцев в особое войско, что представляло собой покушение на традиционное общевойсковое единство на Дону, и казачье братство, и убийство на круге 12 апреля 1670г. царского посланника Г.Евдокамова, вопреки воле войска Донского и нормам войскового права, и в неоднократных угрозах Степана Разина и его атаманов по адресу старшин и казаков в Черкасском городке. Так вместо вольности и войсковой демократии казаки-разинцы установили на Дону свое, по существу, неограниченное всевластие. Во многом благодаря этому к весне 1671г. у Разина оказалось много противников среди донского казачества. По-видимому, несоответствие между чаяниями, надеждами, устремлениями участников народных движений в России и результатами этих движений является исторической закономерностью. Интерес вызывает поставленный Соловьевым вопрос - что могло бы ждать страну в случае «успешного исхода» Разинского восстания? Возможность осуществления такой исторической альтернативы историк обосновывал, во-первых, тем, что известны случаи, когда крестьянские войны побеждали (Норвегия, Китай, Украина при Богдане Хмельницком), и, во-вторых, тем, что Разин мог бы и не задерживаться у Симбирска и повести свое войско «не сворачивая и не мешкая . через земледельческие районы с крестьянским населением на Москву». Однако, на естественно возникающий вслед за этим вопрос - что было бы дальше? - Соловьев так и не ответил. По его мнению, мешает дать ответ «отсутствие четких определенных целей и установок борьбы у повстанцев и вообще крайняя противоречивость их целей». Единственное, что совершенно ясно историку - это беспочвенность и утопичность упований на «всенародный бунт» как на рывок «в мир просвещенной демократической свободы и цивилизованных отношений».

Страницы: 1 2 3

Немецкие захваты на востоке
До XII в. восточная граница Германского государства проходила по Эльбе (Лабе). В XII— XIII вв. в результате агрессивных походов немецких феодалов, именуемых националистическими немецкими историками Drang nach Osten ("натиск на восток"), граница Германии была отодвинута далеко за Эльбу и ее территория увеличилась примерно вдвое ...

«Справедливый курс» Т.Рузвельта
В конце XIX - начале XX века значительное влияние в США приобрело движение за реформы и социальный прогресс, объединившее интеллигенцию, служащих, мелких предпринимателей и часть рабочих. Прогрессисты требовали демократизации избирательной системы, контроля за деятельностью крупных корпораций, проведения реформы налогообложения и введен ...

Польша во второй половине XVII-XVIII вв.: политическое развитие.
Новая в политическом отношении эпоха в истории Речи Посполитой началась после смерти Сигизмунда II Августа, на котором оборвалась династия Ягеллонов. Краткое правление Генриха III Валуа означало торжество режима “шляхетской демократии”. Попытки проабсолютистски настроенного Стефана Батория укрепить королевскую власть ни к чему, по сути, ...