Семибоярщина
Страница 2

Историческая летопись » Иван Грозный как историческая личность » Семибоярщина

Какая же версия — официальная или неофициаль­ная — верна? Ответ на этот вопрос заключен в самых ранних летописях, составленных очевидцем последних дней Василия III.

.Великий князь смертельно занемог на осенней охо­те под Волоколамском. Услышав от врача, что положат ние его безнадежно, Василий III велел доставить из сто­лицы завещание. Гонцы привезли духовную грамоту, «от великой княгини крыющеся». Когда больного доставили в Москву, во дворце начались бесконечные совещания о.б «устроенье земском». На совещаниях присутствовали сон ветники и бояре. Но ни разу великий князь не пригла­сил «жену Олену». Объяснение с ней он откладывал, до самой последней минуты. Когда наступил кризис . и больному осталось жить считанные часы, советники стали «притужать» его послать за великой княгиней и благос­ловить ее. Вот когда Елену пустили, наконец, к постели умирающего. Горько рыдая, молодая женщина обрати­лась к мужу с вопросом о своей участи: «Государь ве­ликий князь! На кого меня оставляешь и кому, госу­дарь, детей приказываешь?» Василий отвечал кратко, но выразительно: «Благословил я сына своего Ивана государ­ством и великим княжением, а тобе есми написал в ду­ховной своей грамоте, как в прежних духовных грамотех отцов наших и прародителей по достоянию, как прежним великим княгиням». Елена хорошо уразумела слова мужа. Вдовы московских государей получали «по достоянию» вдовий удел. Так издавна повелось среди потомков Кали­ты. Елена плакала. «Жалостно было тогда видеть ее слезы, рыдания»,— печально завершает очевидец свой рассказ6.

Слова московского автора подтверждают достоверность псковской версии. Великий князь передал управление боя­рам, а не великой княгине. Василию III перевалило за 50, Елена была лет на 25 моложе. Муж никогда не советовался с женой о своих делах. Красноречивым сви­детельством тому служила их переписка. Перед кончиной Василий III не посвятил великую княгиню в свои пла­ны. Он не доверял молодости жены, мало надеялся на ее благоразумие и житейский опыт. Но еще большее зна­чение имело другое обстоятельство. Вековые обычаи не допускали участия женщины в делах правления. Если бы великий князь вверил жене государство, он нарушил бы древние московские традиции.

Летописные сведения относительно передачи власти боярам получили различную интерпретацию в литературе. Известные историки А. Е. Пресняков и И. И. Смир­нов высказали мысль, что Василий III образовал при малолетнем сыне регентский совет из числа бояр, сове­щавшихся у его смертного одра. А. А. Зимин не согла­сился с ними и пришел к выводу, что великий князь поручил государственные дела всей Боярской думе в це­лом, а в качестве опекунов при малолетнем Иване IV назначил двух удельных князей — Михаила Глинского и Дмитрия Вельского.

Попробуем более детально рассмотреть свидетельства источников. Перелистав тексты духовных завещаний мос­ковских государей, мы можем убедиться в том, что ве­ликие князья неизменно возлагали ответственность за вы­полнение их последней воли на трех-четырех душепри­казчиков из числа самых близких советников-бояр. Примерно так же поступил смертельно занемогший Ва­силий III. Он призвал для утверждения своего завеща­ния трех бояр (М. Юрьева, князя В. Шуйского и М. Во­ронцова) , а также младшего брата Андрея, которого он любил и которому во всем доверял. В беседе со своими будущими душеприказчиками великий князь упомянул о том, что он намерен облечь опекунскими полномочиями также князя Михаила Глинского («что ему в родстве по жене его»). Бояре выразили согласие, но тут же ста­ли ходатайствовать о включении в состав регентско­го совета и своих собственных родственников. Василий Шуйский выставил кандидатуру брата Ивана Шуйского, а Михаил Юрьев назвал имя своего двоюродного дяди Михаила Тучкова. Так был сформирован опекунский совет.

Царь поручил правление «немногим боярам», гласит псковская летопись. Теперь мы можем точно определить их число. Василий III вверил дела семи душеприказчи­кам. Этот факт помогает решить загадку знаменитой мос­ковской семибоярщины. Появление семибоярщины в годы Смуты перестает быть необъяснимой случайностью. В кни­гах Разрядного приказа находим указания на то, что семибоярщина много раз «ведала» Москву при царе Ива­не и его сыне Федоре. Образцом для них, как можно те­перь установить, служила семибоярщина Василия III.

Страницы: 1 2 3

Этический кодекс атлетов
Рядом с категорией агонистической доблести (переплетаясь и перекликаясь с ней) у Пиндара возникает цепочка этических норм, своеобразный кодекс чести атлета и олимпионика. Этот кодекс своеобразен, и он отнюдь не идентичен Олимпийскому уставу Ликурга Ифита. Но и противоречий между ними тоже нет. Просто «этический кодекс» Пиндара и Олимпи ...

Неонацизм в Германии
"Призрак" национал-социализма не заставил долго себя ждать. "На выборах в бундестаг 1949 года мелкие праворадикальные партии, среди которых Немецкая правая партия… имела в идеологическом отношении отчетливо фашистскую ориентацию, получили вместе лишь 5,7% поданных голосов. Возникшая при расколе Немецкой правой партии в 19 ...

Внутренняя политика
Вся внутренняя политика Горбачёва была проникнута духом перестройки и гласности. Он впервые ввел термин "перестройка" в апреле 1986 г., которое сначала понималось только, как "перестройка" экономики. Но позднее, особенно после проведения XIX Всесоюзной партийной конференции, слово "перестройка" расширилось ...