Избрание на царство М. Ф. Романова
Страница 2

Историческая летопись » Сословная политика царского самодержавия » Избрание на царство М. Ф. Романова

Казацкие и польские отряды, медленно, но постепенно вразумляя разоряемое ими население, заставили, наконец, враждующие классы общества соединиться не во имя какого либо государственного порядка, а во имя национальной, религиозной и простой гражданской безопасности, которой угрожали казаки и ляхи. Таким образом, по словам В. О. Ключевского, Смута, питавшаяся рознью классов земского общества, прекратилась борьбой всего земского общества[51]. Необходимыми были шаги по укреплению созидательного начала и единения всего российского общества и государства.

Вожди Земского и казацкого ополчения князья Пожарский и Трубецкой разослали по всем городам государства повестки, призывавщие в столицу духовные власти и выборных людей из всех чинов для Земского совета и избрания государя. В самом начале 1613 г. стали съезжаться в Москву выборные всей земли. Это был первый всесословный Земский собор. Для более полного освещения и понимания Собоа 1613 года следует обратиться к разбору его состава, который может быть определен лишь по подписям на избирательной грамоте Михаила Федоровича, написанной летом 1613 г. По источникам С. Ф. Платонова на нем было всего 277 подписей, но участников собора, очевидно, было больше, так как не все собранные люди подписывали соборную грамоту[52]. Кроме духовенства, высших служилых чинов “аристократической” верхушки общества участвовали в выборе посадские и даже сельские обыватели. Таким образом, представительство на соборе 1613 года было исключительно полным.

Когда выборные съехались, был назначен 3-х дневной пост, которым представители земли русской хотели очиститься от грехов Смуты перед совершением такого важного дела. По окончанию поста, в январе, начались избирательные заседания. Первый вопрос, поставленный на соборе, выбирать ли царя из иноземных королевских домов, решили отрицательно. Но выбрать из своего природного русского государя было нелегко. Летописец об этом говорит, что “ по многи дни быть собрании людям, дела же утвердити не могут и везде мятутся семо и овалю”[53]. Царь из иностранцев многим казался тогда возможным. Незадолго перед собором Пожарский ссылался со шведами об избрании Филиппа, сына Карла IX; точно так же начал он дело об избрании сына германского императора Рудольфа. Но это был только дипломатический маневр, употребленный им с целью приобрести нейтралитет одних и союз других. Но желание боярства, надеявшегося лучше устроиться при иноземце, чем при русском царе из их же среды, встретилось с противоположной ему и сильнейшим желанием народа избрать царя из своих. По мнению народа, иноземцы повинны были в смуте, губившей Московское государство.

Собор распался на партии между великородными искателями, из которых более поздние известия называют князей Голицына, Мстиславского, Воротынского, Трубецкого, М. Ф. Романова[54]. Сам скромный по отечеству и характеру, князь Пожарский тоже, говорили, искал престола и потратил немало денег на происки, наиболее серьезный кандидат по способностям и знатности, князь В. В. Голицын, был в польском плену, князь Мстиславский отказался; из остальных выбрать было некого. При недостатке настоящих сил дело решалось предрассудком и интригой. В то время, как собор разбивался на партии, в него вдруг пошли одно за другим “писания”, петиции за Михаила Романова от дворян, больших купцов, от городов Северской земли и казаков; последние и решили дело.

Против Михаила были многие члены собора, хотя он давно считался кандидатом и на него указывал еще патриарх Гермоген как ни желательного приемника царя. В. Шуйского. Однако окончательное решение предоставляли непосредственно всей земле.

С 7-го числа окончательный выбор был отложен о 21-го числа, чтобы за это время узнать в городах мнение народа о деле. Все высказались именно за Михаила.

И вот, наконец-то, в торжественный день, в неделю православия, первое воскресенье великого поста, 21 февраля 1613 г. были назначены выборы, на которых избрание М. Ф. Романова было решено единогласно, вслед за чем последовали молебны о здравии царя и присяги ему. По общему представлению государя сам Бог избрал, и вся земля Русская радовалась и ликовала. Подтверждение этому мы можем найти в книгопечатании начала XVII столетия, например в Псалтыре учебном, напечатанным Никитой Фофановым в Москве. Необходимо уточнить, что идейным композиционным центром в предисловиях и послесловиях издания XVI-первой половине XVII веков является изображение монарха, то есть сам монарх выступает во всех текстах как лицо избранное, особо почтенное и даже “превознесенное” Божеством в его неразделимом триединстве[55]. По словам Поздеевой обращение к триединому божеству нередко перерастает в изложение основ православного Героучения о троичности Бога, что не только не умаляло, а высоко поднимало роль и вес “богоизбранного монарха[56]. Особенно подчеркивается то обстоятельство, что царская власть получена не в результате прямого престолонаследия, а путем избрания Михаила Романова при покровительстве всевышнего. Кроме того, в произведении XVII века красной нитью проходят доказательства легитимности династии, ее исторического и наследственного права на власть. Постоянно звучащее напоминание об императоре Константине так же традиционно входит в основную аргументацию исконности природного царя, ведущего свой род от византийских императоров. Хотя термин “легитимность” возник в международном праве после 10-летия самозванщины, цареубийств, общей социальной “Смуты”, доказательство их природности на 10-летия остается особенно важным. На основе исторических данных Поздеевой можно заключить, что “природность” М. Ф. Романова являлась очевидность божественной воли. Подобные идеи мы можем почерпнуть из “Утвержденной грамоты” и в Грамоте, разосланной в города, где подчеркиваются традиционные идеи о “промысле Божием”, определяющие судьбу трона и идея избрания “по приговору всея земли”[57]. Под “всей землей” понималисьи географические и социальные признаки. В документах не только перечисляются русские земли, но также указано, что в избрании царя Михаила согласно участвовали: “бояре, и окольничие, и чашники, и столничие, и стряпчие, и дворяне московские, и приказные люди, и дворяне из городов, и дети боярские всех городов, и гости “из черных слобод и всего государства Московского, всех чинов люди[58].

Страницы: 1 2 3 4

Борьба за внедрение конструктивизма на архитектурном факультете
Конструктивисты - преподаватели пропедевтических дисциплин в рамках Живописного и Скульптурного факультетов призывали своих учеников переходить на производственные факультеты и что многие ушли тогда в Обмас архитектурного факультета. Туда со скульптурного факультета из мастерской А. Лавинского и Б. Королева ушли Е. Семенова и Е. Лавинск ...

Буржуазно-либеральные учения в России 19 в
История либеральных идей в России в конце XIX -начале XX в. наиболее ярко была представлена в учениях Б.Н. Чичерина, С.А. Муромцева, Н.М. Коркунова, М.М. Ковалевского, П.И. Новгородцева. Видным деятелем либерального движения в России был профессор Московского университета Борис Николаевич Чичерин (1828–1904 гг.). Его перу принадлежат т ...

Механизм трансформации
НЭП означал допущение в экономическую сферу частника, иностранный капитал на правах концессии, значительное расширение регулирующей роли товарного рынка, существенный пересмотр всей политики в области труда и занятости населения, основ социального страхования, в том числе, и на случай безработицы, того явления, которое было довольно быс ...