Введение
Страница 1

Историческая летопись » Реформы Избранной рады и царь Иван Грозный » Введение

От «Истории Российской» князя Михайлы Щербатова (1789) до труда Р. Ю. Виппера «Иван Грозный» (1922) понимание Грозного и его эпохи пережило ряд этапов и пришло к существенному успеху. Главная трудность в изучении историками эпохи Грозного и его личного характера не в том, что данная эпоха и её центральное лицо сложны, а в том, что для этого изучения очень мало материала. Бури Смутного времени и знаменитый пожар Москвы 1626 года тому причина. События XVI века приходится изучать по случайным остаткам и обрывкам материала. Мы не знаем почерка Грозного, не имеем ни клочка бумаги, им самим написанного. Московское летописание XVI века стало делом официальным, и летописи поэтому сдержанны и тенденциозны. Казённые летописцы, пользуясь частными летописными записями, или же обезличивали их, или же переделывали на свой лад. Излагая по - своему происходящие события, они держались строго правительственной точки зрения. Царь и его казённые летописцы излагали московские дела по - своему, но по – своему же их изображали политические противники Грозного. При таком состоянии исторического материала, конечно, невозможно составить серьёзную, практически полную биографию Грозного.

Пресловутый князь А. М. Курбский, убежавший от московского террора в Литву, там написал свою «Историю о великом князе Московском». Это очень умный памфлет, направленный на обработку общественного мнения в Литве. В нём много ценного и точного исторического содержания, и поэтому все тенденциозные выходки Курбского против Грозного получают особую силу. Но всё – таки это памфлет, а не история, и верить его автору на слово нельзя. Ещё в большей степени пристрастны иностранные сказания о Грозном. Наиболее ярким образцом можно счесть «послание» лифляндцев Таубе и Крузе о «Великого князя Московского неслыханной тирании». Даже сдержанный Флетчер, учёный англичанин, бывший в Москве спустя пять лет после кончины Грозного, не избег общего настроения: он приписывает личной вине Грозного все неустройства московской жизни того времени. Каким же взглядом оценивают историки деятельность великого царя, опираясь на подобные летописные известия и литературные сказания?

Историк XVIII века князь М. М. Щербатов в своей «Истории Российской» вынес впечатление, что Грозный «в столь разных видах проявляется, что часто не единым человеком является». Порабощённый противоречиями своих источников, историк перенёс их на характер своего героя. Он не удержался от того, чтобы не объяснить эти противоречия путём догадок и умозаключений, и попытался указать некоторые личные свойства Грозного. Недостатки Грозного он противопоставил его «проницательному и дальновидному разуму» и в этом видел внутреннее противоречие и двойственность характера царя.

Тот же взгляд на Грозного, но с большим литературным искусством выразил Карамзин в своей «Истории Государства Российского». Мрачная драма тех времён казалась ему литературно занимательной, и он изобразил её с большим художественным эффектом, но характера Грозного он не уловил так же, как Щербатов. В своей «Истории» он писал: «Несмотря на все умозрительные изъяснения, характер Иоанна, героя добродетели в юности, неистового кровопийцы в летах мужества и старости, есть для ума загадка». Карамзин пытался разъяснить эту загадку, следуя толкованию Курбского, что Грозный всегда был умственно несамостоятелен и подчинялся посторонним влияниям. Был жесток и похотлив, и при этом являлся ему «призраком великого монарха», «деятельным», «неутомимым» и «часто проницательным»…Постоянно указывая на противоречия природы Грозного, Карамзин однако не давал объяснений этих противоречий и оставлял неразгаданную свою для ума загадку.

На материале, данном в «Истории» Карамзина московские славянофилы построили более удачное и тонкое изображение личности Грозного. Их суждения были вынесены в печать К. Аксаковым и Ю. Самариным. Самарин писал, что «тайна (Иоанна) лежит в его собственном духе: чудно совмещались в нём живое сознание всех недостатков, пороков и порчи того века с каким то бессилием и непостоянством воли». Это «страшное противоречие» в Грозном его умственного превосходства со слабостью воли есть основное его свойство, объясняющее весь характер. Но есть и еще одна основная черта «Иоанн IV был природа художественная в жизни», - говорит Аксаков. Образы и картины господствовали над душою Грозного, влекли его своей красотой, заставляли его осуществлять их в жизни, любоваться ими.

Страницы: 1 2

Политическая теория евразийства
«Евразийство» идеологическое философское течение русской зарубежной мысли, возникшее в Европе между двумя мировыми войнами, которое поставило в центр своего внимания историософскую проблему <русского пути>. Идеологические и политические установки евразийства, его ценности и идеалы базировались на антиевропейской традиции в русско ...

Экономическое развитие Чехии в XVI в.
В XVI в. в Европе проявляется тенденция к созданию мирового рынка и становлению капиталистического способа производства. Чехия же принадлежала к экономически отсталым частям Европы. Главное место в ее экономике занимало земледелие и мелкое производство. Большинство шляхты уже стремилось производить продукцию на продажу, развивать товарн ...

Политическая жизнь и система ценностей
Империя была крайне непрочным образованием. В нее входили области, очень отличающиеся друг от друга и в экономическом, и в культурном отношении. Их население исповедовало разные религии. Александр Македонский, захватывая, прежде всего крупные города, довольствовался сбором налогов с покоренных областей, мало что меняя в их жизни. После ...