Введение
Страница 2

Историческая летопись » Реформы Избранной рады и царь Иван Грозный » Введение

С правильным историческим методом впервые познакомили русскую публику представители так называемой «историко - юридической» школы, и во главе их С.М. Соловьёв. К деятельности Грозного он подошёл со своей основной мыслью, что историческая жизнь русского народа представляет собой цельный процесс развития патриархального быта в государственные формы. Ему хотелось определить роль Грозного в этом процессе. И Грозный представился Соловьёву положительным деятелем, носителем государственного «начала» в жизни его народа и противником отживавшего уклада «удельно-вечевого». У него была государственная программа и широкие политические цели. Точка зрения Соловьёва была принята всей его школой и даже была доведена до фальшивой идеализации Грозного в статье современника Соловьёва К.Д. Кавелина, который представлял Грозного «великим», считал его предтечею Петра Великого и говорил, что Грозного погубила его «тупая», «бессмысленная», «равнодушная и безучастная», лишённая «всяких духовных интересов» среда. «Великие замыслы» Грозного были извращены в бесплодной борьбе с этой средой, и сам он морально пал от своей неудачи. Мысль о том , что можно сопоставлять Грозного с Петром Великим, получила дальнейшее развитие.

К.Н. Бестужев – Рюмин в своей статье «Несколько слов по поводу поэтических воспроизведений характера Ивана Грозного» провёл параллель между Петром Великим и Иваном Грозным. По его представлению это «два человека с одинаковым характером, с одинаковыми целями, с одинаковыми почти средствами для достижения их». Главное различие в том, что один успел в своих стремлениях, а другой не успел. Личные свойства и пороки Грозного мало интересуют Бестужева, как и других историков этого направления: об этих свойствах стоит упомянуть, но не нужно на них строить изображение эпохи и оценку её центрального лица.

И вот к восьмидесятым годам прошедшего столетия определились два способа отношения к Грозному, две оценки. Дальнейшее развитие историографии не упразднило ни одной из них, но выделила ту, которая стремилась оценить Грозного как деятеля, как политическую силу. Целью русских историков было проникнуть в разумение правительственного механизма и общественного строя Москвы XVI века и создать ясное представление о том внутреннем кризисе, какой переживало тогда Великорусье в глубинах народной жизни. Были изучены главные исторические источники эпохи – летописные своды, писцовый материал и актовый материал, уцелевший от пожаров и иных катастроф. Выяснились взаимная связь и результаты пресловутых «земских реформ» 1550-х годов. Вскрыта была финансовая система московского правительства XVI века. Определён был истинный характер опричнины. Стали ясны состав, устройство и быт служилого класса. Раскрылся в своих истинных размерах разброд населения и его последствие – запустение государственного центра. Был изучен «Балтийский вопрос». Эпоха наполнилась новым и богатым содержанием, и это не могло не отразиться на понимании самого Грозного, его личной роли и сил. Теперь нет ни малейшего сомнения в том, что Грозный принадлежал к числу образованнейших людей своего века, получив свои знания и образовав умственные интересы в кружке митрополита Макария. Вместо старых представлений о последних годах жизни Грозного, как о времени унылого бездействия и безумной жестокости, перед историками развернулась картина обычной для грозного широкой деятельности. Вокруг Грозного менялись лица и их влияния, сам царь мог жить добродетельно или порочно, - всё равно, свойства московской политики оставались при нём одинаковыми. Эта политика была большого размаха, и Грозный во втором периоде своих реформ, в опричнинской ломке аграрно – классового строя совершенно тот же, как и в первом периоде церковно – земских преобразований. Он – крупная политическая сила.

Эту точку зрения поддерживал историк, профессор Р.Ю. Виппер. Но воспользовавшись всем тем, что дала ему новая русская историография, он со своей стороны внёс и что – то своё. Он дал в начале своего труда общую характеристику «XVI века», как поворотного момента в вековой борьбе «кочевой Азии» и «европейцев», момента, когда успех в мировой борьбе стал переходить на сторону последних. С этой всемирно – исторической точки зрения профессор Виппер представил оценку как московской политики XVI века, так и в частности и самого Грозного. «Среди нового политического мира Европы, - говорит он, - московскому правительству приходилось развернуть не только военно – административные таланты, но также мастерство в кабинетной борьбе. Грозный царь, его сотрудники и ученики с достоинством выдержали свою трудную роль». Выведенный из рамок национальной истории на всемирную арену, Грозный показался и на ней крупнейшим историческим деятелем.

Страницы: 1 2 

Возникновение полиса, его государственное устройство
В культуре Древней Греции наблюдается сочетание традиционных черт, восходящих к архаической и еще более ранним эпохам, и совершенно иных, порожденных новыми явлениями в социально-экономической и политической сферах. Рождение нового отнюдь не означало гибели старого. Как в городах строительство новых храмов весьма редко сопровождалось ра ...

Быт европейских стран в эпоху Средневековья
Все средневековые жилища – от замка до самой убогой хижины – были тождественны в одном: они должны были скрыть, спрятать, защитить их владельца от внешних, враждебных сил. В отличие от античного (например, римского) строения, которое в определенном смысле было “открытым” домом, жилище средневекового человека должно было не только дать п ...

Социальная политика
В социальной политике самодержавие преследовало цель укрепления позиций дворянства — главной своей опоры, но вместе с тем делало и уступки нарождающейся буржуазии, преимущественно в экономической сфере.[5, c.51] Процесс обеднения дворянства в связи с ростом дробления дворянских имений, задолженности в Опекунском совете и в других кредит ...