Арест, ссылка
Страница 1

Историческая летопись » Трагедия последнего императора России » Арест, ссылка

8 марта 1917 г. бывший император после прощания с армией принимает решение выехать из Могилева и 9 марта прибывает в Царское Село. Еще до отъезда из Могилева представитель Думы в Ставке сообщил, что бывший император «должен считать себя как бы арестованным»[2].

Алексеев вел переговоры об отъезде Царской семьи. Предполагалось – через Мурманск, в Англию. Но случилось иное. 3 марта, сразу после его отречения, Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов принял постановление «Об аресте Николая II и прочих членов династии Романовых».

Согласно решению Правительства:[4]

1. Семья и все, кто оставались с нею, изолировались от внешнего мира.

2. Создавалась наружная и внутренняя охрана.

3. Передвижение Семьи разрешалось только в пределах дворца.

4. Предусматривалось изъятие у бывшего царя и царицы бумаг, передававшихся в ведение Чрезвычайной следственной комиссии.

8 марта к Александровскому дворцу подъехал генерал Лавр Корнилов. Именно ему, боевому генералу, предстояло сообщить императрице об аресте.

9 марта в Царское Село приехал император. Началась недолгая мирная жизнь. Это было возвращение в детство. Когда-то он здесь работал с отцом в саду. Теперь рядом с ним работали его дети. «6 мая мне минуло 49 лет, недалеко и до полсотни»[6].

Но ненависть нового мира все чаще прорывалась за решетку дворца. В Петрограде распространялись слухи, что царь и Семья сбежали. В Царское Село явился представитель Совета эсер Мстиславский. Приехал один, в грязном полушубке, с пистолетом, торчавшим из кобуры. Показав мандат, потребовал предъявить ему императора, ибо слухи о бегстве «Николая Кровавого» тревожат рабочих и солдат.

Царская семья становилась опасной картой в борьбе Совета с Временным правительством. И тогда было принято решение вывезти семью из Петрограда.

Они мечтали, что их отправят в солнечную Ливадию, но Временное правительство не посмело. Керенский нашел решение: отправить царскую семью в Сибирь, туда, куда цари ссылали революционеров. Избран был Тобольск – место, откуда был родом Распутин. В этом была скрыта насмешка, и лукавая западня.

По путям к своему вагону идут Николай и Александра, идут к новой жизни, навстречу судьбе. Приходят в спальный вагон той самой железной дороги, которую много лет назад, еще, будучи наследником престола, Николай заложил во Владивостоке. Сейчас по этой дороге он отправляется в изгнание. В 6.10 утра исчезает Царское Село – и вместе с ним вся их прошлая жизнь.

6 августа Николай II с семьей прибывают в Тобольск. Губернаторский дом, где им предстояло жить, после Февральской революции называли в городе Домом Свободы. Дом Свободы напоминал Ноев ковчег: в большой столовой собирались император и императрица несуществующей империи, генерал адъютант несуществующего императора, обер-гофмаршал несуществующего двора и фрейлины несуществующей императрицы. Именовали друг друга несуществующими титулами: «Ваше Величество», «Ваше Сиятельство». Перед обедом подавали меню на карточке с царским гербом. Неважно, что нехитрые были блюда в этом меню.

И снова тихая, мирная жизнь…. И снова ненадолго…

1 сентября приехал Панкратов, комиссар Временного правительства. Панкратов, народоволец, просидел в Шлиссельбурге 14 лет, большую часть царствования Николая. И вот Керенский посылает его сторожить самого царя.

Но Панкратов простил Николаю крепость и 14 загубленных лет своей жизни. Сейчас он был для него просто отец большой семьи, совершенно не понимающий этой новой страшной жизни. Панкратов привязался к его детям.

Истинное переживание за Николая и его семью, не дают ему право отпустить их на прогулки загород, не смотря на разрешение Керенского. Панкратов не хотел огорчать царя. Не объяснил ему, что вся канцелярия была завалена письмами с угрозами в адрес царя и царицы. И что особенно тревожило комиссара – немало писем было из Тобольска. Солдаты, ушедшие с фронта, слонялись по городу голодные и ожесточенные – те самые, «которые из-за царя кровушку проливали». Нет, он не мог выпустить семью в город. 330 стрелков, охранявших царя, подчинялись полковнику Кобылинскому. Этот преданный сторонник Февральской революции попадает под странное очарование Николая: его мягкость, деликатность, эти прелестные девочки, и беззащитная в своей надменности императрица. И он все больше начинает ощущать ответственность за их судьбу.

Итак, в тихом городке, где единственной военной силой были эти 330 стрелков, охранявших семью, их командир – всей душой на стороне царя, стрелки получают бесконечные подарки от семьи, влияние архиепископа Гермогена, добродушный Панкратов. Дочь доктора Боткина пишет: «В эти месяцы семья могла бежать»[7]. И все-таки они не убежали.

Страницы: 1 2

Пропедевтика на новом этапе
Выше уже отмечалось, что в годы ректорства В. Фаворского в созданной в начале 20-х годов системе пропедевтических дисциплин происходила быстрая эволюция, в ходе которой некоторые из этих дисциплин преобразовывались целиком или частично в традиционные общехудожественные предметы. При новом ректоре П. Новицком Основное отделение из двухг ...

Политические и правовые учения в Древнем Китае
Расцвет общественно - политической мысли Древнего Китая относится к VI - III в. в. до н. э. В этот период в стране происходят глубокие экономические и политические изменения, обусловленные появлением частной собственности на землю. Рост имущественной дифференциации внутри общин повлек возвышение зажиточных слоев; ослабление патриархальн ...

Версия об отрезанных головах.
Одним из вариантов версии Соколова Н.А. является версия генерала Дитерихса. Поддерживая мнение Соколова Н.А. об обстоятельствах уничтожения трупов, Дитерихс развил логическую цепь. По его мнению, при сожжении трупов зубы не могли сгореть, а так как они отсутствовали при изучении останков, логически предположить, что большевики отчленили ...