Влияние религий на расширение мировоззрения. Китайская поэзия.
Страница 1

Историческая летопись » Религия и культура танской эпохи » Влияние религий на расширение мировоззрения. Китайская поэзия.

Буддизм и проникшие вместе с ним индийские и среднеази­атские влияния привнесли новое дыхание в культуру Китая. Так, на смену плоским рельефам ханьской скульптуры окончательно пришли объемные каменные изваяния Будд и бодисатв, рядовых паломников в пещерных храмах V—VI вв. в Шаньси, Шэньси и Ганьсу, синтезирующих пришлые мотивы с местной традицией. Памятниками буддийской скульптуры и живописи стали Дунь-хуанские пещерные храмы на северо-западе Китая с богатыми фресками, отражающими наряду с религиозными сюжетами жи­вую ткань жизни Китая того времени.

Глубокое проникновение буддизма во все сферы китайской жизни ознаменовалось новшествами в архитектурном творчестве также иного рода. Монотонность пейзажа северной равнины Ки­тая оживилась вертикалями многоэтажных каменных и кирпич­ных буддийских пагод — символом идеи духовного восхождения в беспредельность. «Малая пагода диких гусей» (523г.) в Хэнани и «Большая пагода гусей» в Шэньси (652г.) не только запечат­лели памятные вехи распространения буддийского вероучения в Китае, но и стали центром культурного притяжения.

Как и в предшествующую эпоху, шло интенсивное паломни­чество на родину Будды. В 629—645 гг. буддийский монах Сю-аньцзан совершил путешествие через территорию современного Синьцзяна в Среднюю Азию и через Гиндукуш в Северную Индию. В «Записках о западных странах периода великой ди­настии Тан» он рассказал о 1 2 8 государствах. Этот труд до сих пор остается ценнейшим источником для изучения истории на­родов Средней Азии и Индии. Дальние путешествия были со­пряжены с большим риском и оказывались под силу лишь целе­устремленным и сильным натурам.

Рост разнообразных контактов, обусловленный распростране­нием буддизма, расширил представления китайцев о мире. Вос­торженный прием встретило в Китае искусство Средней Азии: мелодии, песни и музыкальные инструменты, буйные, темпера­ментные танцы. Художники Западного края снискали славу, изо­бражая полуфантастические для китайцев западные пейзажи, бо­жества, растения, зверей. Широко распространилась в Китае иранская техника полихромной живописи, производившая столь поразительный объемный эффект, что, по отзыву очевидцев, фи­гуры на фресках «словно сходили со стены». С VII в. Широко стали распространяться новеллы, повествующие о чудесных дарах и талисманах, преподнесенных двору иноземными посольствами из дальних стран.

Проявлением общего культурного подъема в стране стал и расцвет танской поэзии. В плеяде блестящих поэтов особое мес­то занимает Ли Бо (699—762), за свой талант прозванный «бес­смертным пришельцем с Неба». Ли Бо писал на живом языке, близком духу народных песен «Юэфу». Он чутко вслушивался в биение родной речи, восхищался самобытностью культуры и истории отчизны, вдохновлялся ее природой. Его лирике были присущи естественность, лаконизм и задушевность. Ощущая се­бя одним из «десяти тысяч творений природы», он мог понимать ее голос:

На южном озере

Покой и тишина

И лотос хочет мне

Сказать о чем-то грустном

Чтоб грустью и моя душа была полна.

Огромный вклад в китайскую поэзию внес Ду Фу (712—770). Творчество поэта так проникновенно выразило эпоху, что его стихи стали называть «поэтической историей». Пожалуй, именно Ду Фу более других поэтов следовал завету Конфуция «излагать, но не создавать», когда словно считывал небесные письмена, превращая их в поэтические строки.

Среди культурных деятелей танского времени выделялся поэт и художник, мастер пейзажа Ван Вэй (701—761) с его поэзией, полной картинности, и картинами, полными поэзии. Его твор­чество дало сильный импульс развитию живописи на шелке и на бумаге, а на свитках кисть художника творила не только пейзаж, но и стихи, созвучные ему.

С позиций конфуцианской справедливости, предусматриваю­щей следование во всем «золотой середине», выдающийся поэт Бо Цзюйи (778—846) обличал сборщиков налогов — этих «ша­калов и волков», терзающих разоренных крестьян («сдирают пос­ледний лоскут», «вырывают последний лоскут», когда «колосья зерном еще не успели налиться»).

Страницы: 1 2

Происхождение библиотеки
Термин “либерея” взят из Ливонской хроники рижского бургомистра Франца Ниенштедта. (1540-1622) - дерптский купец, с 1565 г. бургомистр Риги. Оставил после себя записки и ливонскую хронику, куда вошел рассказ пастора Веттермана о знакомстве его с книгами библиотеки Грозного). Так последний называл библиотеку, замурованную загадочным царе ...

Памятники эпохи бронзы. Ходжалы-Кедабекская культура.
Археологическими исследованиями и раскопками установлено, что в эпоху бронзы Азербайджан был одной из густо населенных стран древнего мира. Он отличался своей высокой для того времени культурой. В Азербайджане тогда процветали две родственные археологическими культуры – Ходжалы-Кедабекская и Нахичеванская[39]. Ходжалы-Кедабекская культу ...

Иракские войны на рубеже веков
Основные причины иракских войн заключались в крайних, экстремистских позициях правящего режима Саддама Хусейна. Внешняя политика Ирака, базирующаяся па амбициозных позициях имперских притязаний, не могла не вызвать конфликтных ситуаций с соседними государствами, которые также страдали аналогичными заболеваниями. Глобальный исламский фун ...