Личность Чингисхана в истории
Страница 2

Историческая летопись » Монгольское общество в XIII в. Империя Чингисхана » Личность Чингисхана в истории

Чингисхан был беспощаден к врагам государства, какими бы высокими качествами они ни обладали. Эпизод, который привожу ниже, служит подтверждением его жесткости в принятии решений, касающихся вопросов власти и государства.

В 1216 году, после завершения очередной военной кампании в Китае, Чингисхан поручил Джучи, своему старшему сыну (умер в начале 1227 года), добить бежавших на запад меркитов. Давние противники сошлись в бою около Иргиза, в степных просторах современного Центрального Казахстана. Меркиты потерпели полное поражение, а их предводитель Култуган был схвачен и доставлен в ставку Джучи. Так как царевич, говорится в источнике, слышал о меткости Култугана, то поставил мишень и приказал ему пустить в нее стрелу. Култуган-мерген (мерген — меткий стрелок) попал в цель, а вслед пустил другую стрелу, которая вонзилась в оперенье первой и расколола ее. Джучи это чрезвычайно понравилось. Он отправил к Чингисхану посланца с просьбой сохранить жизнь Култугану. Просьбу сына Чингисхан не одобрил, и ответ его был суров:

— Нет ни одного племени хуже племени меркитов: сколько раз мы воевали с ними, много беспокойств и затруднений видели от них. Каким же образом возможно оставить его в живых, чтобы он опять возбудил мятеж?! Я приобрел для вас все эти области, войско и племена, какая же нужда в этом человеке?! Врагу государства нет лучшего места, чем могила!И Джучи казнил Култугана.

Чингисхану выпало родиться и жить в такое время, когда война была главным и даже будничным делом. Она «не разбирала ни возраста, ни пола, ни состояния». Чингисхан с юности усвоил, что история пишется кровью и любое средство может быть оправдано, если хочешь удержать власть в своих руках.

Судя по действиям Чингисхана и его отдельным высказываниям, война для него — не просто обычное состояние, но и потребность души.

«Величайшее наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, — говорил он, — чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем и захватить все, что тот имеет; заставить его замужних женщин рыдать и обливаться слезами; в том, чтобы сесть на его хорошего хода, с гладкими крупами меринов .» [60, с.45].

Чингисхан был человеком такой внутренней силы, что оказался способным придать четкий облик огромной многоязычной и поликонфессиональной империи. Это качество монгольского властелина отметил еще в XVIII веке французский мыслитель Вольтер (1694 —1778). Жизнь Чингисхана, писал он, «является одним из доказательств, что не может быть великого завоевателя, который не был бы великим политиком. Завоеватель — человек, чья голова искусно использует чужие руки. Чингис так ловко управлял завоеванной частью Китая, что она не восставала во время его отсутствия; и он умел так хорошо господствовать в своей семье, что его четыре сына, которых он сделал своими генерал-лейтенантами, стремились почти всегда ревностно ему служить и стали орудием его побед» [48, с. 149].

Огромные организаторские способности Чингисхана тем более заслуживают внимания, что он до конца жизни был чужд всякого образования и, по словам его сына и преемника Угедея, не знал никакого другого языка, кроме монгольского.

Зато Чингисхан принял меры к тому, чтобы его сыновья и потомки получили образование и не находились в полной зависимости от иноплеменных чиновников. Как уже говорилось выше, для нужд государства он ввел письменность, заимствовав ее у древних уйгуров. «Так как у татар не было письменности, — пишет Джувейни, — Чингисхан повелел, чтобы дети татарские выучились грамоте у уйгуров». Уйгурскому письму и наукам обучалось все молодое поколение монгольской знати спустя еще десятки и десятки лет после Чингисхана. Обращает на себя в этом отношении сообщение Рашид ад-Дина о том, что когда Хулагуиду Газану (родился в 1271 году, правил в Иране в 1295—1304 годах) «исполнилось пять лет, Абага-хан поручил его китайскому бахши (этот термин одинаково прилагался к уйгурским писцам и буддийским отшельникам. — Т.С) Яруку, чтобы он его воспитал и обучил монгольскому и уйгурскому письму, наукам и хорошим их, бахшиев, приемам» [45, с.74].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Формирование оппозиции.
С самого начала существования Июльской монархии по отношению к ней сложилась политическая оппозиция. Умеренные либералы во главе с О. Барро выступали за расширение избирательных прав, сокращение государственных расходов. Умеренные республиканцы во главе с А. Моррастом настойчиво требовали установления республики в стране, создания усл ...

Сущность и содержание Петровских реформ и реформ его последователей
В следующем параграфе автор рассмотрит подробно преобразования в культурной, политической, просветительской сферах жизнедеятельности Российского государства XVIII века. Государственные преобразования отчетливо делятся на два этапа. Первый начинается с конца XVII века и продолжается до 1711 года. Затем до 1717 идут лишь некоторые коррект ...

Культ Шан-ди
В современном Китае существует множество религий: буддизм, даосизм, ислам, католичество, протестантство. Однако наиболее распространёнными из них традиционно считаются «три религии», или, как их ещё называют, «три учения» – конфуцианство, даосизм и буддизм. На более ранних этапах можно отметить культ Шан-ди и культ Неба. «В представлен ...