Личность Чингисхана в истории
Страница 2

Историческая летопись » Монгольское общество в XIII в. Империя Чингисхана » Личность Чингисхана в истории

Чингисхан был беспощаден к врагам государства, какими бы высокими качествами они ни обладали. Эпизод, который привожу ниже, служит подтверждением его жесткости в принятии решений, касающихся вопросов власти и государства.

В 1216 году, после завершения очередной военной кампании в Китае, Чингисхан поручил Джучи, своему старшему сыну (умер в начале 1227 года), добить бежавших на запад меркитов. Давние противники сошлись в бою около Иргиза, в степных просторах современного Центрального Казахстана. Меркиты потерпели полное поражение, а их предводитель Култуган был схвачен и доставлен в ставку Джучи. Так как царевич, говорится в источнике, слышал о меткости Култугана, то поставил мишень и приказал ему пустить в нее стрелу. Култуган-мерген (мерген — меткий стрелок) попал в цель, а вслед пустил другую стрелу, которая вонзилась в оперенье первой и расколола ее. Джучи это чрезвычайно понравилось. Он отправил к Чингисхану посланца с просьбой сохранить жизнь Култугану. Просьбу сына Чингисхан не одобрил, и ответ его был суров:

— Нет ни одного племени хуже племени меркитов: сколько раз мы воевали с ними, много беспокойств и затруднений видели от них. Каким же образом возможно оставить его в живых, чтобы он опять возбудил мятеж?! Я приобрел для вас все эти области, войско и племена, какая же нужда в этом человеке?! Врагу государства нет лучшего места, чем могила!И Джучи казнил Култугана.

Чингисхану выпало родиться и жить в такое время, когда война была главным и даже будничным делом. Она «не разбирала ни возраста, ни пола, ни состояния». Чингисхан с юности усвоил, что история пишется кровью и любое средство может быть оправдано, если хочешь удержать власть в своих руках.

Судя по действиям Чингисхана и его отдельным высказываниям, война для него — не просто обычное состояние, но и потребность души.

«Величайшее наслаждение и удовольствие для мужа состоит в том, — говорил он, — чтобы подавить возмутившегося и победить врага, вырвать его с корнем и захватить все, что тот имеет; заставить его замужних женщин рыдать и обливаться слезами; в том, чтобы сесть на его хорошего хода, с гладкими крупами меринов .» [60, с.45].

Чингисхан был человеком такой внутренней силы, что оказался способным придать четкий облик огромной многоязычной и поликонфессиональной империи. Это качество монгольского властелина отметил еще в XVIII веке французский мыслитель Вольтер (1694 —1778). Жизнь Чингисхана, писал он, «является одним из доказательств, что не может быть великого завоевателя, который не был бы великим политиком. Завоеватель — человек, чья голова искусно использует чужие руки. Чингис так ловко управлял завоеванной частью Китая, что она не восставала во время его отсутствия; и он умел так хорошо господствовать в своей семье, что его четыре сына, которых он сделал своими генерал-лейтенантами, стремились почти всегда ревностно ему служить и стали орудием его побед» [48, с. 149].

Огромные организаторские способности Чингисхана тем более заслуживают внимания, что он до конца жизни был чужд всякого образования и, по словам его сына и преемника Угедея, не знал никакого другого языка, кроме монгольского.

Зато Чингисхан принял меры к тому, чтобы его сыновья и потомки получили образование и не находились в полной зависимости от иноплеменных чиновников. Как уже говорилось выше, для нужд государства он ввел письменность, заимствовав ее у древних уйгуров. «Так как у татар не было письменности, — пишет Джувейни, — Чингисхан повелел, чтобы дети татарские выучились грамоте у уйгуров». Уйгурскому письму и наукам обучалось все молодое поколение монгольской знати спустя еще десятки и десятки лет после Чингисхана. Обращает на себя в этом отношении сообщение Рашид ад-Дина о том, что когда Хулагуиду Газану (родился в 1271 году, правил в Иране в 1295—1304 годах) «исполнилось пять лет, Абага-хан поручил его китайскому бахши (этот термин одинаково прилагался к уйгурским писцам и буддийским отшельникам. — Т.С) Яруку, чтобы он его воспитал и обучил монгольскому и уйгурскому письму, наукам и хорошим их, бахшиев, приемам» [45, с.74].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Евреи Франции после II крестового похода
Два крестовых похода способствовали усилению религиозного фанатизма в странах Западной Европы. Ненависть черни к евреям сопровождалась повышенной подозрительностью. Те, кто привык убивать, грабить, насиловать, считали евреев преступниками, клеветали на них, обвиняя в употреблении христианской крови. Во Франции такой кровавый навет был в ...

Страны Азии в начале XX в.
К концу нового времени на азиатском Востоке сложилась своеобразная ситуация. Китай и Япония во имя сохранения самобытности местных культурных традиций вплоть до середины XIX в. сознательно закрывали свои границы от европейского влияния, полагая, что оно не может принести ничего, кроме вреда. Это едва не привело к катастрофе. Когда в се ...

Захват земель полабских и поморских славян
В результате успешных восстаний 983 и 1002 гг. полабские славяне надолго избавились от немецкого господства. Но они по-прежнему оставались разрозненными. Попытки ободритских князей объединить под своей властью славянские земли наталкивались на сопротивление местной знати. Этим пользовались немецкие феодалы для захвата славянского Полабь ...