Голодное военное детство в памяти на всю жизнь
Страница 1

Историческая летопись » Дети и война » Голодное военное детство в памяти на всю жизнь

Валентина Алексеевна Кокшарова:

Родилась я в Серпухове, в поселке Ногина. Папа работал на фабрике, мама в магазине. Семья была большая, я – пятый, младший ребенок. 6 июня 1941 года мне исполнилось 4 года. Недалеко от нашего дома был пруд, когда началась война, я брала самодельные игрушки и шла спасаться к пруду. Потом игрушки – деревянная неваляшка с приделанным к днищу куском свинца, тряпичные куклы, были заброшены – не до них было. В 4 года у меня началась взрослая жизнь.

Папу сразу призвали в армию, в пехоту. Полк держал оборону в бору, на другой стороне города. Однажды мама пошла навестить папу, а в это время немцы начали бомбить Серпухов. Мы не сразу поняли, что самолеты немецкие – вышли на террасу и стали смотреть в небо, думали, что бросят листовки. Но вместо листовок в нас полетели бомбы. Одна бомба попала точно в сарай, половина дома была снесена, а терраса на наше счастье почти не пострадала. Взрывной волной нас разбросало в разные стороны, я оказалась под лавкой, облитая керосином. Но мы уцелели, а семья соседей – мать, дочь и сын погибли. Сыну оторвало обе ноги. Когда мама возвращалась, кто-то, перепутав, сказал ей, что это мы погибли, и мама упала. Но потом всё выяснилось.

Мы остались без крова, и нас приютила тётя, жившая в деревне Сероксеево, неподалеку от Серпухова. Мама была родом из этой деревни. Дом был маленький, своих жильцов там было пятеро, да еще мы вшестером. Спали, где придется. О неудобствах не думали, лишь бы бомбы на голову не падали!

Когда немцев погнали, мама кое-как восстановила кухню, и мы вернулись в Серпухов. Так и жили шестеро в малюсенькой кухне. Посередине стояла печка – буржуйка, возле которой мы грелись и на которой готовили. Чтобы достать уголь для растопки, мы с братом, ему было 10 лет, ходили на железную дорогу и лазили по товарным вагонам. После разгрузки в углах вагонов оставались мелкие осколки угля, их-то мы и собирали. Конечно, это было не безопасно.

Когда нас бомбили, мы прятались в подпол, а однажды с нами прятался совсем молоденький солдатик. Как он к нам попал, не знаю. Помню, мама смеялась: «А вот и наш защитник».

Весна 1942 года была очень голодной. Приходилось ходить по полям и собирать гнилую картошку. Из этой картошки делали оладьи – «кавардашки», казавшиеся нам очень вкусными. Однажды мы с братом напекли кавардашек и пошли их продавать на базар. Базар тогда был на площади у вокзала. Брат продавать кавардашки стеснялся, а я была маленькая, но бойкая, и мне такое занятие даже нравилось. Брат стоял на железнодорожном мосту и оттуда на пальцах показывал почем продавать. Наторговали мы на два куска сахара! Дома щипцами раскололи сахар, и всем досталось по маленькому кусочку.

У нас несколько раз воровали хлебные карточки. Чтобы не умереть с голода, мама с дедушкой отправлялись на несколько дней в Калужскую область менять чугуны на продукты: крупу, пшеницу. Чугуны были тяжелые, а добраться до места было не просто, хорошо, если подхватит попутная машина, а то ведь и пешком шли.

Очередь за хлебом я ходила занимать в 2 часа ночи. Однажды, когда моя очередь уже подходила, я упала в обморок от голода. Пожалев меня, такую маленькую, продавщица взвесила чуть больше хлеба, чем полагалось. Тогда брат сказал, что раньше я приносила меньше хлеба, потому что по дороге съедала. Я очень плакала от обиды, что меня обвинили несправедливо.

Страницы: 1 2

Захват земель пруссов Тевтонским орденом
Наряду с захватом Восточной Прибалтики в XIII в. немецкие рыцари завоевали также земли пруссов между нижним течением рек Вислы и Немана. Пруссы, у которых сохранялись еще патриархальный общественный строй и языческая религия, достигли значительного уровня хозяйственного развития и вели торговлю с литовцами, поляками и русскими. Они упор ...

Ликвидация национального гнета
Ликвидация национального гнета, порабощения нерусских народов, враждебности и отчужденности между народами являлась одной из неотложнейших задач Советского государства, которое по природе своей глубоко интернационально и заинтересовано не в разобщении народов, а в их объединении и сплочении. «Мы властвуем, не разделяя, по жестокому зако ...

Евреи Франции после II крестового похода
Два крестовых похода способствовали усилению религиозного фанатизма в странах Западной Европы. Ненависть черни к евреям сопровождалась повышенной подозрительностью. Те, кто привык убивать, грабить, насиловать, считали евреев преступниками, клеветали на них, обвиняя в употреблении христианской крови. Во Франции такой кровавый навет был в ...