Проблема внешней политики России в отношении Крымского ханства в XVIII веке.
Страница 1

Историческая летопись » Историография Крымского ханства » Проблема внешней политики России в отношении Крымского ханства в XVIII веке.

Анализируя внешнюю политику России в отношении Крыма в XVIII веке, следует сказать, что в историографии длительное время господствовали тенденциозные подходы к изучению данной проблемы, которая глубоко и всесторонне не изучалась. Ее рассматривали либо как составную часть обшей истории России, либо сквозь призму интересов Российской империи. В дореволюционной историографии довольно четко прослеживаются два направления исследований.

Первое, берущее начало от крупнейших русских историков (Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, А. Г. Брикнер), рассматривало проблему с точки зрения интересов России, второе, несравненно менее широко представленное (В. Д. Смирнов) пыталось рассматривать проблему как бы с точки зрения Крымского ханства и тех сил, которые противостояли России[[62]].

Советская историография, в значительной степени унаследовавшая эти подходы, еще более усугубила их, подчинив изучение важнейшего вопроса о присоединении Крыма к России интересам господствовавшей политической системы. Так, в 30-е годы XX в. он представлялся как имперское завоевание, лишившее татар их государственности и продиктованное лишь гегемонистскими устремлениями России. «Руководящим началом русской политики в отношении к Турции и Крыму были не идеальные, бескорыстные цели, а интересы торговые и политические. Стремясь во что бы то ни стало завладеть Черным морем, Россия, прежде всего, должна была захватить Крым . В интересах этой задачи, Россия не останавливалась ни перед чем и в течение столетних взаимоотношений с Турцией всегда изыскивала способы и средства, при помощи которых можно было бы отторгнуть Крым от Турции».

В 50-е годы XX в. – наоборот необоснованно выпячивалось агрессивная направленность Крымского ханства, а присоединение Крыма представлялось, чуть ли не добровольным вхождением в состав России, приведшим к процветанию края.

«Воссоединение Крыма с Россией не было захватом чужой земли. Крым – исконно русская земля, с которой русский народ и его предки – восточные славяне – с колыбели своей исторической жизни были всегда тесно связаны . Следует также помнить, что воссоединение Крыма с Россией имело большое положительное значение для приобщения Крыма к европейской культуре и цивилизации»[[63]]

Отголоски этих крайних позиций слышны и сейчас. «Вопрос о Крыме поднимался всегда в русле развития внешней политики России. Помимо избавления от набегов Крымского ханства, инспирировавшихся Османской империей, существовала необходимость выхода к Черному морю, к колыбели российского христианства – Крыму .» читаем в газете «Крымская правда» высказывания одного из историков.

Историографический материал, привлеченный для данной работы невелик по объему. Анализ историографии сделан таким образом, чтобы показать как в работах русских и советских историков освещались те или иные аспекты политики России в отношении Крыма от начала XVIII века и до 80-х годов того же столетия.

Советский историк Н. Н. Молчанов, исследуя дипломатию Петра I считал, что Петр I оставаясь в рамках традиционной южной политики России, тем не менее, внес ряд новых факторов, которые в дальнейшем сыграли определенную роль во внешнеполитической деятельности России XVIII века. Первое, что сделал Петр – это изменил направление главного удара. Традиционное крымское направление было заменено турецким. Петр первым из русских государей сделал вывод о необходимости вести борьбу с Турцией, чтобы победить Крым. Правда Петра интересовал Крым не сам по себе, а лишь как необходимое условие для возможности получить выход к морю, приобрести гавани и крепости, построить флот. Анализируя политику Петра I, Н. Н. Молчанов в то же время указывает, что до Петра политика России на юге отличалась пассивностью и решала чисто оборонительные задачи. Никаких реальных стратегических замыслов дальнего прицела не было. Необходимо согласиться с автором этого высказывания в том, что Петр I действительно необычайно активизировал южную политику России. В то же время выдающийся русский историк С. М. Соловьев рассматривал, например уже крымские, голицинские походы как проявление нового курса внешней политики России. Еще одной особенностью дипломатии Петра 1 явилось то что он не проводил политики разделения Бахчисарая и Стамбула, ориентируясь на отношения с Турцией, игнорируя Крым[[64]].

Страницы: 1 2 3 4 5

«Справедливый курс» Т.Рузвельта
В конце XIX - начале XX века значительное влияние в США приобрело движение за реформы и социальный прогресс, объединившее интеллигенцию, служащих, мелких предпринимателей и часть рабочих. Прогрессисты требовали демократизации избирательной системы, контроля за деятельностью крупных корпораций, проведения реформы налогообложения и введен ...

Человек редкой эрудиции
Имя академика Бориса Алексеевича Тураева (1868 – 1929 гг.) как одного из основателей и корифеев русской науки о Древнем Востоке, навсегда останется в ее анналах. А вклад русской и советской школы в изучение проблем древнегреческой истории весьма существенен. Таким образом, вопрос о месте Тураева в отечественной и мировой науке далеко не ...

Теократические теории 4-5 вв. (Св. Августин, Иоанн Златоуст)
Признание христианства государственной религией не исключало того, что между императорской властью и церковью временами возникали трения. С одной стороны, императоры не были чужды взгляда на священников как на своих чиновников, обязанных исполнять императорские веления; порой императоры притязали на авторитарные решения даже и чисто рел ...