Проблема внешней политики России в отношении Крымского ханства в XVIII веке.
Страница 2

Историческая летопись » Историография Крымского ханства » Проблема внешней политики России в отношении Крымского ханства в XVIII веке.

Нужно заметить, что по мнению советского историка Г.А. Некрасова освещавшего «послепетровский» период в 1725-1739 годах «внешнеполитический курс русских правительств характеризовался неустойчивостью и колебаниями, приводившими к существенным отступлениям от петровской политической системы»[[65]]. Другое мнение по поводу политики России в русско-турецкой войне высказал еще в XIX веке исследователь этого периода В.А. Ульяницкий, который считал, что «в случае войны Россия будет преследовать программу Петра I и направит свои усилия к приобретению Азова и берегов Черного моря и как к естественному последствию этого – к достижению свободы активной торговли через Черное море и Проливы со Средиземным морем».

Действительно, победы русских войск под командованием Миниха давали такую надежду, хотя, как оказалось, итоги войны были достаточно скромными для России. Оказалось, что военным путем завоевать Крым в то время было невозможно.

Правительство Екатерины Петровны стало проводить в отношении Крыма более гибкую политику. Она заключалась в налаживании прямых контактов с Крымом, причем на совершенно иной основе. Упоминавшийся уже историк В. А. Ульяницкий, характеризуя внешнюю политику России 40-х годов XVIII века, приводит следующий документ: «19 декабря 1743 года резидент в Константинополе Вешняков в своей реляции на имя императрицы представлял, что «для пользы высочайших ее императорского величества интересов» он советовал бы «подобием консула» определить «искусного человека» в Крым». На протяжении всего царствования Елизаветы Петровны происходила упорная, «мирная» борьба за претворение этой идеи в жизнь. Возможно уже тогда сложились первые наброски будущего плана действий в отношении Крыма, который воплощала уже Екатерина II.

Изучая позицию различных историков по проблеме крымской политики России при Екатерине II приходится признать противоречивость и даже противоположность выводов ими сделанных. Так, А. Брикнер считал, что «Успехи похода 1770 года заставляли императрицу и ее министров надеяться на скорое окончание войны. Возникла мысль об освобождении Крымского полуострова от всякой связи с Турцией, о превращении Крымского ханства в независимое государство и о присоединении его после этого к России». Однако общеизвестно письмо Екатерины графу Панину от 15 апреля 1770 года, в котором она писала: «Совсем нет Нашего намерения иметь сей полуостров и татарские орды, к оному принадлежащие, в Нашем подданстве, а желательно только, чтобы они отторгнулись от подданства турецкого и остались навсегда в независимости». Вопрос состоит в том, как Екатерина II понимала эту независимость. Но как бы то ни было, она вступила в борьбу за Крым[[66]].

В. О. Ключевский, отмечая особенности политики Екатерины II, дал следующую характеристику действиям императрицы: «У меня лучшая армия в целом мире, – у меня есть деньги» – говорила Екатерина II в 1763 году. Опираясь на эти средства, Екатерина смело приступила к решению стоявших на очереди вопросов внешней политики, из которых один стоял в необходимости продвинуть южную границу России до Черного моря. Н. А. Полевой, автор истории князя Италийского, графа Суворова, писал, что « . Екатерина II. была готова к войне и хотела показать Европе огромные средства России». С другой стороны, его современник С. Горяинов говорил о том, что успехи войны явились неожиданными для Екатерины[[67]].

Как известно, русско-турецкая война 1768-1774 гг. была успешна для России и завершилась подписанием 10(21) июля 1774 года Кучюк-Кайнарджийского мирного трактата. «Кучюк-Кайнарджийский мир заключил первый период царствования Екатерины. Торжествуя в политике и в войне, она исполнила мысль Петра Великого – Черное море было доступно русским» – писал Н. А. Полевой.

В советской историографии Кучюк-Кайнарджийскому миру 1774 года посвящена крупнейшая по значению монография Е. И. Дружининой, которая считала, что «Кучюк-Кайнарджийский мир повлек за собой присоединение Крыма к России, и таким образом выбил из рук Оттоманской империи важнейший стратегический плацдарм на подступах к Российскому государству»[[68]]. Мнение о том, что этот мирный договор был выгодным для России, не подвергался сомнению в историографии. Однако еще в 50-е годы, например в работе П. Надинского «Суворов в Крыму»,изданной в 1950 году, высказывалась мысль, что он не соответствовал тем результатам, которых добилась русская армия в войне. Екатерина II, заключая мир, пошла на значительные уступки и вопрос о «воссоединении» Крыма с Россией остался неразрешенным. Другой историк 50-х годов О. И. Неделин в небольшой работе «Присоединение Крыма к России», изданной в 1958 году, также утверждал Кучюк-Кайнарджийский мирный договор был выгодным для России, однако он не решил до конца задачу усиления ее позиций на северном побережье Черного моря. Российское правительство не реализовало полностью блестящие успехи русской армии в этой войне, не доведя ее до победного конца – окончательного присоединения северного побережья Черного моря к России. Неожиданно эта точка зрения была поддержана в новейшее время. Так, в монографии «Граф Никита Панин. Из истории русской дипломатии XVIII века», изданной в 1989 году, ее автор А. В. Гаврюшкин пишет, что мирный договор не дал России всего, что она хотела получить, однако его заключение было значительным успехом. Нелишне напомнить, что и Е. И. Дружинина также придерживалась мнения, что только боязнь международных осложнений удержала Екатерину II от присоединения Крыма уже в 1774 году[[69]].

Страницы: 1 2 3 4 5

Черты дохристианского быта русских славян.
По нашим понятиям, государство, в котором мы живем, имеет право и в то же время обязанность карать виновных за преступления и проступки и по возможности предупреждать всякое нарушение порядка и права. Вор или убийца отыскивается и наказывается независимо от того, просят об этом или не просят потерпевшие от него люди. В древнейшее дохрис ...

Эпидемии
Со временем рыночный спрос падал, запасы пушнины сокращались. И экономика многих племен, ставшая многокультурной, потерпела крах. Были разрушены традиционные социальные структуры, подорваны духовные ценности. А самое главное - по торговым путям вместе с европейцами к аборигенам пришли эпидемические болезни. Эпидемии потрясли систему тра ...

«Справедливый курс» Т.Рузвельта
В конце XIX - начале XX века значительное влияние в США приобрело движение за реформы и социальный прогресс, объединившее интеллигенцию, служащих, мелких предпринимателей и часть рабочих. Прогрессисты требовали демократизации избирательной системы, контроля за деятельностью крупных корпораций, проведения реформы налогообложения и введен ...