Воспоминания детей войны. Не верилось, что немцы могут захватить город...
Страница 4

Историческая летопись » Дети и война » Воспоминания детей войны. Не верилось, что немцы могут захватить город...

Еще я мыла полы, раздавала обеды, мыла посуду, подавала «утки» и «судна», писала письма, прикуривала папиросы, что у меня плохо получалось. В августе освободили Орел и Курск, и я, моя полы, плакала от радости.

Учеба в 10 классе прошла более спокойно. Бомбежек уже не было. Но работали всего две школы, в них учились одни девочки. Ребята кто воевал, кто работал, кто учился в ремесленном училище: туда принимали с 4-го класса. На улицах появились мальчики в черных шинелях, их звали «кулешниками». Видно, пшенный или перловый кулеш был их основной едой. Такая молодая армия рабочих заменяла на заводах тех, кто уходил на фронт. Весь сентябрь и октябрь мы опять провели на полевых работах. Рук на уборку урожая не хватало и картошку выкопали только в октябре, а тут, как назло, выпал снег. «Ребятки, уберите картошку хоть на корм скоту», - уговаривал нас измученный председатель.

Осенью 44-го вернулся с фронта преподаватель художественного училища – Иван Михайлович Митрофанов и объявил набор на 1 курс, хотя помещения для училища еще не было. Иван Михайлович произвел на меня потрясающее впечатление. Он записывал без экзаменов, документов, просмотра работ. Пообещал нас сделать великими художниками, а пока предложил подработать в театре перепиской ролей.

Занятия начались в ноябре. Митрофанову удалось в этот трудный военный год открыть училище, добиться хоть плохонького помещения, набрать учителей по образовательным предметам. А специальные предметы вел сам – рисунок, живопись, композицию, историю искусств, цветоведение. Учились сначала в профтехшколе кружевниц с 3-х часов, когда у них кончались занятия. К этому времени помещение выстывало, дров не было, и мы, идя на занятия, несли из дома поленце. Ни мольбертов, ни этюдников не было. Рисовали на школьных альбомах, а то и на оберточной бумаге, писали школьными красками-плюшечками, наклеенными на картонку. Иван Михайлович почти до конца года принимал ребят, твердо желающих учиться на художников.

9 мая – день Победы. Утром рано ликующий голос Левитана по радио сообщил о капитуляции немецкой армии. У нас дома жуткая тишина. Все мои братья погибли. Старший в боях за Харьков в 43 году, средний в 42: из училища он был направлен на север обучать солдат, но всё рвался на фронт. Наконец, написал, что отправляют, и после этого не было ни одного письма. Младший в конце 43-го не вернулся из очередного задания… Мне хотелось скорее уйти из страшной тишины, воцарившейся в доме, и я побежала к институту, где в то время находилось наше училище. Там уже было полно народа. Иван Михайлович тоже был. Радовались, целовались, ликовали. Мы с однокурсницей колесили по городу весь день, а к вечеру попали на танцы в дом офицеров. Было очень много народа, музыка звучала беспрерывно, но не танцевали, просто хорошо было чувствовать рядом радостных людей.

Через 40 лет после окончания училища, в 1989 году мы решили собрать бывших студентов, окончивших училище в разные годы. Договорились с военкоматом об установлении на здании мемориальной доски с годами пребывания в нем госпиталя и училища (училище было расформировано в 1957 г.) Приехали бывшие студенты из Москвы, Киева, Ленинграда, Орла, Липецка, Воронежа. Много среди них было участников войны, начинавших учиться еще до войны, а потом, вернувшись с фронта, заканчивавших вместе с нами. Были среди них заслуженные и народные. Открыли мемориальную доску и собрались в нашем большом зале со сценой, на которой мы устраивали концерты, славившиеся на весь город. А я вспоминала, как в этом зале и на сцене тесно-тесно стояли двухэтажные нары, ночью метались и стонали раненые, слышались призывы: "Сестра, сестра", над кем-то суетились врачи, а кого-то выносили под простыней на носилках. И я рассказала об этом бывшим студентам, и о той скульптуре, которой врач приделал вместо греческого русский нос, и которой уже не было в училище. Осталось только в моей памяти.

Страницы: 1 2 3 4 

Польша во второй половине XVII-XVIII вв.: экономическое развитие
Вторая половина XVII - XVIII вв. - время, когда польская экономика прошла полосу глубочайшего кризиса (1650-e - 1720-e гг.), стагнации (приблизительно вторая четверть XVIII века и подъема во второй половине XVIII в. Чем был вызван кризис? В чем он выразился? Почему и как польская экономика сумела его преодолеть? Каковы были главные тенд ...

Наследие идеологии. Трансформация нацизма
После свержения нацистской диктатуры в Германии национал-социализм лишился инструмента осуществления своих идей. При представлении процесса трансформации нацизма после падения Третьего Рейха представляется образ некоего призрака, которого никто не видит, но который, тем не менее, существует. Несмотря на утрату своего господствующего пол ...

Политическая жизнь и система ценностей
Империя была крайне непрочным образованием. В нее входили области, очень отличающиеся друг от друга и в экономическом, и в культурном отношении. Их население исповедовало разные религии. Александр Македонский, захватывая, прежде всего крупные города, довольствовался сбором налогов с покоренных областей, мало что меняя в их жизни. После ...