Царский титул
Страница 2

Историческая летопись » Иван Грозный как историческая личность » Царский титул

Ивана короновали 16 января 1547 г. После торжест­венного богослужения в Успенском соборе в Кремле митрополит Макарий возложил на его голову шапку Мономаха — символ царской власти. Первые московские князья в .своих завещаниях неизменно благословляли наследни­ков «шапкой золотой» — короной своей московской вот­чины. Великокняжеская корона в их духовных не фигу­рировала. Ею распоряжалась всесильная Орда. Когда Русь покончила с тяжким татарским игом, повелители могущественной державы продолжали украшать свою го­лову прадедовской «золотой шапкой», но теперь они именовали ее шапкой Мономаха. Любознательный австри­ец Герберштейн видел шапку на Василии III. Она была, расшита жемчугом и нарядно убрана золотыми бляшками дрожавшими при любом движении великого князя. Как видно, шапка была скроена по татарскому образцу, Но после падения Орды восточный покрой вышел из моды; По поводу происхождения шапки Мономаха сложена была такая легенда. Когда Мономах совершил победонос­ный поход на Царьград, его дед император Константин (на самом деле давно умерший) отдал внуку порфиру со своей головы, чтобы купить у него мир. От Мономаха императорские регалии перешли к московским государям.

Официальные летописи изображали дело так, будто 16-летний юноша по собственному почину решил короно­ваться шапкой Мономаха и принять царский титул. Мит­рополит и бояре, узнав о намерении государя, заплака­ли от радости, и все было решено. В действительности инициатива коронации принадлежала не Ивану, а тем лю­дям, которые правили его именем. Ко времени коронации наибольшим влиянием при дворе пользовались бабка ве­ликого князя Анна и его дядя Михаил Васильевич Глин­ский.

Брак Василия III с Еленой Глинской выдвинул Глин­ских в первые ряды столичного боярства. Но после ги­бели опекуна Михаила Львовича и смерти правительницы Елены Глинские многие годы оставались на вторых ролях. Положение переменилось, когда их племянник Иван дос­тиг совершеннолетия. Старший из братьев Глинских Ми­хаил Васильевич немедленно же заявил претензии на ти­тул конюшего боярина, рассчитывая занять в государстве такое же высокое положение, какое занимал конюший Овчина в правление Елены Глинской. Титул конюшего служил предметом постоянных домогательств со стороны самых могущественных лиц в государстве. После Овчины он перешел к воспитателю великого князя И.И. Челяднину, а от него — к И.П. Челяднину-Федорову. Михаил повел дело так ловко, что добился смертного приговора для Челяднина. По приказу Ивана IV Челяднина «обо­драли» донага и передали в руки палача. Но тот заслужил помилование полным смирением. Несколько месяцев спус­тя великий князь приказал убить двух своих сверстни­ков—братьев князей Ивана Дорогобужского и Федора Овчинина. Одного из них посадили на кол, а другому отрубили голову на льду замерзшей реки. Кровавая рас­права не была следствием мальчишеской ссоры. Как сви­детельствуют летописи, знатных дворян убили по повеле­нию Михаила Глинского и матери его княгини Анны. Глинские сполна рассчитались со старым конюшим И.П. Челядниным. Они отняли у него не только все его титулы, но и единственного наследника пасынка князя Дорогобужского.

Затеяв коронацию, родня царя добилась для себя круп­ных выгод. Бабка царя Анна с детьми получила обшир­ные земельные владения на правах удельного княжества. Князь Михаил был объявлен ко дню коронации конюшим, а его брат князь Юрий стал боярином.

Едва ли можно согласиться с мнением, что коронация Ивана IV и предшествовавшие ей казни положили конец боярскому правлению. В действительности произошла все­го лишь смена боярских группировок у кормила власти. Наступил кратковременный период господства Глинских.

В глазах же царя и большинства его подданных пе­ремена титула стала начальной вехой самостоятельного правления Ивана IV. Вспоминая те дни, царь писал впос­ледствии, что он сам взялся строить свое царство и «по божьей милости начало было благим»1. Благодаря царско­му титулу Иван IV вдруг явился перед своими поддан­ными в роли преемника римских кесарей и помазанника божьего на земле. Но недолго тешился Иван блеском без труда приобретенного могущества. Жизнь вскоре препода­ла ему жестокий урок. Воспитанник дворцовых теремов шрхо знал собственный народ. Он видел испуганных людей, когда для потехи топтал лошадьми рыночную толпу; видел радостные лица в торжественные праздники. Но у юкорного народа было и другое лицо. Вскоре царю до­велось увидеть и его.

Страницы: 1 2 

Итоги второй мировой войны и изменение статуса Великобритании на мировой арене
Углубление общего кризиса мировой капиталистической системы, происшедшее в результате второй мировой войны, привело к ослаблению экономических и политических позиций Британского государства. Расходы страны на войну превысили 25 млрд. фунтов стерлингов. Государственный долг вырос за годы войны втрое. Англия не подвергалась оккупации, на ...

Население Северной Америки древнейших времен. Архаический период
Накопленные археологической наукой знания позволяют ныне проследить последовательную смену прогрессивно развивавшихся на территории Северной Америки индейских обществ на протяжении почти одиннадцати тысячелетий. Археологи установили сосуществование на территории континента двух древнейших палеоиндейских культурных традиций: 1) культуры ...

Первое упоминание
Первое упоминание содержится в "Житии Максима Грека". Максим Грек - образованный человек, полиглот, книжный знаток, подлинный ученый-энциклопедист. Светское имя его Михаил Триволис. Родился он в семье албанского воеводы. Молодость провел в Италии. Здесь на протяжении многих лет слушал лекции в высших школах Болоньи, Падуи, Мил ...