Источниковедческий раздел
Страница 4

Историческая летопись » Дело Б. Савинкова » Источниковедческий раздел

Во многом в схожем идейном плане выдержана работа Голинкова Д.Л. «Крах вражеского подполья», само название которой уже говорит о многом. Стоит отметить, что деятельности Савинкова как врага советской власти уделено значительное место, что ставит вопрос об оценке масштабов угрозы, которую она представляла. Большую помощь нам оказали главы, посвященные деятельности Савинкова в начальный период Гражданской войны (деятельность Савинкова на Дону, организация восстаний в Ярославле, Муроме, Рыбинске), почти не затронутые в наших источниках. Среди теоретических мыслей, посвященных осмыслению краха «савинковщины», как пишет автор, можно выделить точку зрения об отсутствии серьезной социальной базы у данного движения и заслуги советского правительства и коммунистической партии[14].

Ряд рассмотренных исследований интересовали нас в контексте анализа военных аспектов русско-польской войны, в которой Савинков принимал активное участие. Классической работой по данной теме является исследование Н. Какурина «Гражданская война в России: война с белополяками». В нем детально и профессионально рассмотрены общий ход боевых действий, отдельные операции, причины побед и неудач Красной армии. Особенно нас интересовала глава 13, в которой описаны события, связанные с участием в боевых действиях и последующем поражении отряда генерала Булак-Балаховича, находившегося в непосредственном подчинении Савинкова. Автор раскрывает специфические условия, в которых началось наступление Балаховича, говорит о достаточно упорном сопротивлении на ряде участков, с которым пришлось столкнуться Красной Армии при изгнании его армии. [15]

В качестве дополнительного материала мы хотели использовать справочное издание В. В. Клавинга «Белая гвардия», однако эту попытку стоит признать неудачной. Даже в короткой статье, посвященной Савинкову автор допускает ряд грубых ошибок, которые подрывают доверие к данному исследованию. Среди этих ошибок можно выделить следующую [16]: операцию «Синдикат», целью которой было заставить Савинкова въехать на территорию СССР с последующим его арестом, В.В. Клавинг почему-то называет «Трест» (другую операцию чекистов в результате которой, например, был арестован известный шпион С. Рейли).

Большое значение для данной работы имеет диссертация Д.Ю. Алексеева «Б.В. Савинков и русские вооруженные формирования в Польше в 1920-1921 гг.», вышедшая в 2002 году. Автор, являясь свободным от старых методологических догм и стремясь придерживаться принципов историзма и объективизма, выстраивает свою концепцию по этому малоизученному вопросу. Среди основных его мыслей, важных для нашего исследования выделим:

1. Автор оценивает значение Савинкова для польского руководства в годы советско-польской войны как средство борьбы с подъемом национального чувства и патриотизма в связи с наступлением польских войск на Украине и Белоруссии. Конкретной же мерой по данному направлению стало создание русских вооруженных формирований [17].

2. Автор раскрывает происхождение идеи «третьей России» (ее автором являлся Д.С. Мережковский) и ее эволюции (от идей мистической и религиозной направленности, которые вкладывал в нее автор, до конкретных политических и идеологических принципов, которые видел в ней Савинков) [18].

3. Автор говорит о важной тенденции, существовавшей в воззрениях Савинкова о последующей судьбе РПК: оно должно было стать правительством России после победы над большевизмом. Причем отличительным свойством самого РПК Д.Ю. Алексеев считает наличие вооруженных сил [19].

4. Автор пишет о отрицательных последствиях прекращения советско-польской войны для русских армий Пермикина и Балаховича. Это позволяет по-иному взглянуть на оценку Рижского договора самим Савинковым.

Таким образом, данная работа имеет для нас ценность, как в контексте фактического материал, предоставляемого автором, так и в контексте его рассуждений и мыслей по конкретным явлениям.

Целый блок статей о Савинкове конца 90-х и начала 2000-х гг., использованный нами, обозначает собой все более нарастающий интерес к данной теме, логичным воплощением которого стал и сборник документов «Борис Савинков на Лубянке», являющийся главным источником и для нашего исследования. Одним из свойств более или менее общих практически для всех данных исследований является попытка увязать понимание тех или иных действий Савинкова на политической арене с анализом перипетий его личной судьбы, попыткой понять отличительные черты характера этой незаурядной личности. Все это требует восстановления определенного исторического и культурного контекста эпохи. Указанные особенности исследований данного периода, использованных нами, ярко проявляются в статье М. Могильнер «Борис Савинков: «подпольная» и «легальная» Россия в перипетиях одной судьбы». Затрагивая лишь мельком период деятельности нашего героя в годы Гражданской войны, автор пишет в основном о его дореволюционном прошлом. Его судьба на протяжении этого времени анализируется как явление, стоящее на грани двух реальностей: «подпольной» и «легальной» России. Первая из них характеризуется террористической деятельностью в Боевой организации эсеров, вторая же – сотрудничеством с Керенским (во время корниловского мятежа, при наступлении войск Краснова на Петроград), Милюковым, Алексеевым (в период его деятельности на Дону). Таким образом, автор пишет о противоречивости как одной из определяющих черт личности Савинкова. Этот вывод важен для нашей работы, поскольку он может помочь пролить свет на ряд политических действий Савинкова и во время Гражданской войны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

А. Луцкевич в «нашенивский период» (1906-1915)
Важнейшим моментом в национальном уважении Белоруссии было появлении легальной печати на белорусском языке. Еще в 1906 г. зародились первые издательства, имеющие своей целью разбудить белорусское самосознание. Так в Минске вышла белорусская газета на русском языке «Голос Белоруссии», которая была закрыта еще на первом номере. Активнейш ...

Вечность народа Израиля
Храм был сожжен, и Иерусалим разрушен. Иудейское царство превратилось в пустыню. Большинство населения либо погибло, либо было угнано в рабство. Во всей стране осталась лишь горстка евреев, живших в страхе под тяжелым гнетом победившего тирана. Видевшие тогда народ Израиля не сомневались, что через несколько лет евреи перемешаются с дру ...

Золотая булла. Империя и княжества в XIV в.
Недовольные усилением баварского дома курфюрсты избрали при жизни Людвига на престол империи чешского короля Карла Люксембурга. Карл IV (1347—1378) заботился прежде всего об укреплении своего наследственного королевства Чехии. Стремясь установить спокойствие в империи, он шел на уступки князьям. Б 1356 г. Карл IV издал Золотую буллу, п ...