Российский терроризм в начале XX века
Страница 11

Историческая летопись » Российский терроризм в начале XX века

Понятное дело, что террористические аспекты деятельности большевистской партии были нежелательны в свете выработки идеологического канона. О большинстве публикаций 1920 - начала 1930-х годов попросту забыли.

Характерно, что о террористическом прошлом И.В. Сталина даже в 1920-е годы авторы воспоминаний о революционных событиях на Кавказе предпочитали не распространяться.

Фактически забытыми впоследствии оказались исследования и мемуары 1920 - начала 1930-х годов, реконструирующие региональный аспект истории терроризма. Между тем, по сути, все горячие точки на карте российского терроризма были в этот период достаточно точно сфокусированы. В последующие десятилетия революционная историческая регионалистика развивалась преимущественно в фарватере изучения массовых форм общественной борьбы.

В отличие от работ последующего историографического периода, в исторической литературе 1920-х годов, посвященной эсеровскому терроризму, центральная Боевая организация эсеров не заслоняла собой региональные террористические группы - летучие отряды и боевые дружины.

Более упрощенно трактовался вопрос об идеологии революционного терроризма. Было высказано мнение, что вообще о какой бы то ни было идеологической платформе революционного терроризма говорить не приходится. По ироничному свидетельству А. Биценко, "что ни с. - р., то или особый оттенок в теоретическом обосновании программы и тактики и, в частности, террора, или же вовсе совсем особое, такое своеобразное миросозерцание с вытекающим из него своим обоснованием деятельности".

Мировоззренческой основой терроризма советские историки определяли свойственный для интеллигенции буржуазный индивидуализм. Широкие возможности для изобличения индивидуалистической морали террористов предоставляли им художественные произведения Б.В. Савинкова. Характерно, что они однозначно оценивались как автобиографическая реминисценция. Так, М. Горбунов опубликовал на страницах "Каторги и ссылки" статью "Савинков как мемуарист", где в качестве мемуаров рассматривал главным образом его романы "Конь бледный" и "То, чего не было". Сам же Б.В. Савинков, как известно, долгое время отрицал автобиографичность своих литературных произведений.

"Конь Бледный" создал Б.В. Савинкову репутацию оплевывателя революции, претендующего на роль сверхчеловека. Раздавались голоса, требующие исключения его из партии. Но следует учитывать, что художественные произведения не есть документальный источник. Ряд литературоведов указывали на влияние на творчество В. Ропшина полифонического стиля Ф.М. Достоевского с его раздвоенными личностями и Д.С. Мережковского с заимствованием библейской, эсхатологической символики. Кроме того, Б.В. Савинков писал свои произведения после отступления революции и разоблачения Е.Ф. Азефа. Послереволюционная меланхолия Б.В. Савинкова была ретроспективно перенесена в прошлое и исказила образ эсера-боевика революционной эпохи. Критика произведений Б.В. Савинкова как исторического источника предпринималась в 1920-е годы Н.С. Тютчевым и Е.С. Колесовым. Вывод Н.С. Тютчева гласил: "Воспоминания Савинкова "менее всего могут претендовать на значение как история партии". Но данная критическая интерпретация не учитывалась в последующей отечественной историографии.

Как правило, исследователи обращали внимание на кавалергардские, бретерские замашки Б.В. Савинкова, распутный и мотовской образ жизни, дискредитировавший революционное подполье. Об этом свидетельствовали его партийные соратники. По словам М. Горбунова, "глубокая социальная индифферентность и растущий эгоцентризм постепенно стали его отличительными чертами В противоречии с тем, что ожидалось от революционера, вовсе не народ или массы, а раздутое или требующее самовыражения "я" этого "искателя приключений" диктовало его действия".

В различных исторических культурах террористы-смертники идут на самопожертвование, будучи уверенными в существовании потустороннего бытия. Совершение террористического акта предполагает соответствующее загробное воздание. Судя по всему, глубоко верующими, при разном понимании смысла религиозного учения, являлись и многие представители революционного террора в России. Без учета религиозного фактора невозможно понять генезис русского террора. Между тем в советской историографии он, вопреки всем имеющимся свидетельствам, старательно ретушировался. Герои революционного подполья преподносились советскими историками в качестве атеистов. М.И. Гернет, в частности, сообщал об отказе многих из осужденных на казнь террористов принимать священника.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Образование Избранной рады. Адашев и Сильвестр
По – прежнему не доверяя знатным людям, он приблизил к себе придворного священника Благовещенского собора Сильвестра и Алексея Фёдоровича Адашева, своего ложничего, человека очень незначительного происхождения. Сильвестр, как лицо духовное, как человек отличающийся высокой нравственностью, имел особенно сильное влияние на улучшение нрав ...

Послевоенные годы
После войны Г.К. Жуков — главнокомандующий Группой советских войск в Германии и главноначальствующий Советской военной администрации. В марте — июле 1946 г. он — главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра Вооруженных Сил. И вдруг опала — Жукова переводят командующим во второстепенный округ — в Одессу. Писатель Карпов ...

Путь Гитлера к власти
Из крепости Ландсберг Гитлер вышел 20 декабря 1924 года. У него был план действий. На первых порах - очистить НСДАП от "фракционеров", ввести железную дисциплину и принцип "фюрерства", то есть единовластия, потом укрепить свою армию - СА, уничтожить там бунтарский дух. Уже 27 февраля Гитлер произнес речь в "Бюрг ...