Российский терроризм в начале XX века
Страница 8

Историческая летопись » Российский терроризм в начале XX века

Малоизвестные современным исследователям факты террористической деятельности сионистских и других еврейских организаций в России начала XX века привел А.Д. Киржниц. Теракты этого рода совершались, главным образом, в пределах черты еврейской оседлости и носили характер мести по отношению к конкретным лицам. Впрочем, религиозные иудейские мотивы, как правило, не определяли деятельность еврейских террористов. А.Д. Киржниц приводит пример организации евреями - террористами в 1906 г. в маленьком промышленном городке Кринки взрыва бомбы в синагоге, где происходило собрание местной промышленной элиты, по преимуществу, естественно, еврейской.

Царские власти обвинялись советскими историками в двойных стандартах по отношению к терроризму. Развернув борьбу с революционным террором, они в то же время если не сами организовывали террористическую деятельность черносотенцев, то смотрели на нее сквозь пальцы. В частности, обращалось внимание на мягкость наказания Николая Махалина, приговоренного Московским окружным судом 13 марта 1907 г. лишь к полутора годам заключения в исправительное арестантское отделение. Не отбыв установленного срока, уже через полгода он по представлению министра юстиции был помилован царским указом. Обращалось внимание и на личность убийцы, судимого ранее за совершение кражи.

Весьма ценным в фактографическом отношении для реконструкции истории революционного терроризма, но недостаточно проработанным исследователями источником являются материалы, публиковавшиеся в различных изданиях Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-переселенцев. Сама по себе серия такого рода публикаций не имеет аналогов в мировой печатной практике. Образ террориста в них воссоздается не в результате осмысления эмпирических данных, а изнутри террористической субкультуры, являясь продуктом саморефлексии бывших боевиков.

Богатые в фактическом отношении материалы по индивидуальному террору помещались в печатном органе Всесоюзного общества политических каторжан и ссыльно-переселенцев - историко-революционном вестнике "Каторга и ссылка". Боевым организациям социалистов-революционеров посвящались публикации П.С. Ивановской, М. Грунди, 3. Клапиной, Н. Комарова. Об обстоятельствах подготовки покушений на видных российских сановников сообщали в своих статьях А. Боровский, Е. Вагнер-Дзвонкевич, П. Васильев, А. Педеоновский, Б. Горинсон, И. Жуковский-Жук, А. Измаилович.И. Жуковский-Жук помещал, к примеру, архивные материалы по первому следственному делу Проша Прошьяна, попытавшегося в июне 1905 г. взорвать стену одесской тюрьмы с целью устройства массового побега политических заключенных. В другой своей статье, приуроченной к двадцатилетию казни С.Я. Рысса, он попытался снять обвинения с одного из лидеров Боевой организации максималистов в провокаторстве.

Мемуарная литература 1920 - начала 1930-х годов определенно свидетельствовала, что не только эсеры, но и социал-демократы активно участвовали в террористической деятельности. Так, в опубликованных в 1922 г. "Материалах для биографии P.M. Семенчикова" содержались подробные сведения о складировании оружия, ограблении магазинов и убийстве полицейских чинов представителями Боевой организации Рижского комитета РСДРП.

Например, А. Голубков на страницах "Каторги и ссылки" иронизировал по поводу смены в канун октябрьского манифеста "оружия критики" на "критику оружия". Он вспоминал, что в центре, в отличие от провинциального Орла, эта установка приобрела реальные очертания. Организовывались мастерские для изготовления динамита, пироксилина, оболочек для бомб и т.п. Особая роль, по свидетельству А. Голубкова, отводилась Л.Б. Красину, создавшему боевую группу для обеспечения снабжения партийной организации оружием. В Москве, вспоминает он, шла открытая продажа в магазинах оружия - револьверов, маузеров, винчестеров. Сам мемуарист вел переговоры в Двинске о приобретении большой партии оружия. Стоит ли возмущаться, как это делает А. Голубков, погрому социалистов, учиненному черносотенцами в Орле. "Наступал момент, - делился он своими впечатлениями, - когда, казалось, ружья сами начинают стрелять". В период баррикадных боев в Москве мужчины миновали полицейские посты, спрятав оружие за полами пальто, а женщины - в чулках. Отсутствие массовых арестов при столь примитивных приемах конспирации А. Голубков относил на счет растерянности и неорганизованности полиции. Другим техническим аспектам опыта декабрьских боев в Москве является констатация мемуаристом особого значения высотных зданий как при реализации, так и при предотвращении террористических актов. По ироническому замечанию А. Голубкова, в этом и заключалась миссия церкви в революции. На значительной части московских церквей и колоколен размещались пулеметные гнезда.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Политическая программа дворянства (Н. М. Карамзин). Проекты государственных преобразований М.М. Сперанского
Сперанский Михаил Михайлович (1772-1839) - политический мыслитель, правовед, общественный деятель. По заданию Александра I Сперанский подготовил ряд проектов усовершенствования государственного строя империи, по существу, проектов российской конституции. Проекты Сперанского опираются на глубокое теоретическое обоснование. Государством ...

Основные направления западной футурологии
Слово «футурология» появилось в самый разгар Второй мировой войны. В 1943 году социолог Осип Флехтхайм употребил его в письме Олдосу Хаксли, который и ввел слово в оборот. Им стали обозначать попытки предвидения развития человеческой цивилизации исходя из наблюдаемых тенденций и ожидаемых событий. В тривиальном случае это может быть про ...

Смерть Александра Невского и его роль в истории России:
Из Орды Александр возвращался больным. Крепкое его здоровье было надорвано постоянными тревогами и трудами. С трудом, еле перемогаясь, продолжал он свой путь. Доехал он до Городца. Здесь окончательно слег. Когда почувствовал он приближение смерти, принял схиму. Ночью 14 ноября 1263 г. его не стало. Скоро дошла до города Владимира скорб ...