Российский терроризм в начале XX века
Страница 8

Историческая летопись » Российский терроризм в начале XX века

Малоизвестные современным исследователям факты террористической деятельности сионистских и других еврейских организаций в России начала XX века привел А.Д. Киржниц. Теракты этого рода совершались, главным образом, в пределах черты еврейской оседлости и носили характер мести по отношению к конкретным лицам. Впрочем, религиозные иудейские мотивы, как правило, не определяли деятельность еврейских террористов. А.Д. Киржниц приводит пример организации евреями - террористами в 1906 г. в маленьком промышленном городке Кринки взрыва бомбы в синагоге, где происходило собрание местной промышленной элиты, по преимуществу, естественно, еврейской.

Царские власти обвинялись советскими историками в двойных стандартах по отношению к терроризму. Развернув борьбу с революционным террором, они в то же время если не сами организовывали террористическую деятельность черносотенцев, то смотрели на нее сквозь пальцы. В частности, обращалось внимание на мягкость наказания Николая Махалина, приговоренного Московским окружным судом 13 марта 1907 г. лишь к полутора годам заключения в исправительное арестантское отделение. Не отбыв установленного срока, уже через полгода он по представлению министра юстиции был помилован царским указом. Обращалось внимание и на личность убийцы, судимого ранее за совершение кражи.

Весьма ценным в фактографическом отношении для реконструкции истории революционного терроризма, но недостаточно проработанным исследователями источником являются материалы, публиковавшиеся в различных изданиях Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-переселенцев. Сама по себе серия такого рода публикаций не имеет аналогов в мировой печатной практике. Образ террориста в них воссоздается не в результате осмысления эмпирических данных, а изнутри террористической субкультуры, являясь продуктом саморефлексии бывших боевиков.

Богатые в фактическом отношении материалы по индивидуальному террору помещались в печатном органе Всесоюзного общества политических каторжан и ссыльно-переселенцев - историко-революционном вестнике "Каторга и ссылка". Боевым организациям социалистов-революционеров посвящались публикации П.С. Ивановской, М. Грунди, 3. Клапиной, Н. Комарова. Об обстоятельствах подготовки покушений на видных российских сановников сообщали в своих статьях А. Боровский, Е. Вагнер-Дзвонкевич, П. Васильев, А. Педеоновский, Б. Горинсон, И. Жуковский-Жук, А. Измаилович.И. Жуковский-Жук помещал, к примеру, архивные материалы по первому следственному делу Проша Прошьяна, попытавшегося в июне 1905 г. взорвать стену одесской тюрьмы с целью устройства массового побега политических заключенных. В другой своей статье, приуроченной к двадцатилетию казни С.Я. Рысса, он попытался снять обвинения с одного из лидеров Боевой организации максималистов в провокаторстве.

Мемуарная литература 1920 - начала 1930-х годов определенно свидетельствовала, что не только эсеры, но и социал-демократы активно участвовали в террористической деятельности. Так, в опубликованных в 1922 г. "Материалах для биографии P.M. Семенчикова" содержались подробные сведения о складировании оружия, ограблении магазинов и убийстве полицейских чинов представителями Боевой организации Рижского комитета РСДРП.

Например, А. Голубков на страницах "Каторги и ссылки" иронизировал по поводу смены в канун октябрьского манифеста "оружия критики" на "критику оружия". Он вспоминал, что в центре, в отличие от провинциального Орла, эта установка приобрела реальные очертания. Организовывались мастерские для изготовления динамита, пироксилина, оболочек для бомб и т.п. Особая роль, по свидетельству А. Голубкова, отводилась Л.Б. Красину, создавшему боевую группу для обеспечения снабжения партийной организации оружием. В Москве, вспоминает он, шла открытая продажа в магазинах оружия - револьверов, маузеров, винчестеров. Сам мемуарист вел переговоры в Двинске о приобретении большой партии оружия. Стоит ли возмущаться, как это делает А. Голубков, погрому социалистов, учиненному черносотенцами в Орле. "Наступал момент, - делился он своими впечатлениями, - когда, казалось, ружья сами начинают стрелять". В период баррикадных боев в Москве мужчины миновали полицейские посты, спрятав оружие за полами пальто, а женщины - в чулках. Отсутствие массовых арестов при столь примитивных приемах конспирации А. Голубков относил на счет растерянности и неорганизованности полиции. Другим техническим аспектам опыта декабрьских боев в Москве является констатация мемуаристом особого значения высотных зданий как при реализации, так и при предотвращении террористических актов. По ироническому замечанию А. Голубкова, в этом и заключалась миссия церкви в революции. На значительной части московских церквей и колоколен размещались пулеметные гнезда.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Взаимоотношения России со странами СНГ
Еще один значимый аспект для истории России рубежа веков – это ее взаимоотношения со странами СНГ. Как известно, Советский Союз был федерацией 15 республик, однако роль и место РСФСР в этом государственно образовании была совершенно особой. Начнем с того, что столица СССР располагалась в столице РСФСР – городе Москва. Советский Союз, д ...

Проблема внешней политики России в отношении Крымского ханства в XVIII веке.
Анализируя внешнюю политику России в отношении Крыма в XVIII веке, следует сказать, что в историографии длительное время господствовали тенденциозные подходы к изучению данной проблемы, которая глубоко и всесторонне не изучалась. Ее рассматривали либо как составную часть обшей истории России, либо сквозь призму интересов Российской импе ...

Культовые стоянки
Горбуновский торфяник имеет уникальный комплекс культовых площадок и стоянка Полуденка-1, о которой О.Н. Бадер писал в 1948 году, что это "единственная поздненеолетическая стоянка, достаточно исследованная в Среднем Зауралье".10. На стоянке Полуденка И.М. Рябов, археолог, в 1837 году произвел раскопки, результаты которой были ...